Donate - Поддержка фонда Ф.Б.Березина

36. «Века в хаосе»

К предыдущему

К началу

К содержанию

Изложить содержание «Веков в хаосе» значительно труднее, чем пересказать «Миры в столкновениях». Сам Великовский пишет, что книга построена как детектив. «Это не описательная история в привычном смысле слова. Это последовательность глав, каждая из которых, как судебное разбирательство, на котором свидетели призываются показать, что старые концепции не имеют ценности, и засвидетельствовать точность новых концепций древней истории». Великовский понимал, какой ураган вызовет его книга среди историков. Еще больший, чем «Миры в столкновениях» — в среде астрономов.

«Попытка радикальной реконструкции древнего мира, основанная на рассмотрении многих народов и царств — сама по себе беспрецедентная — встретит резкую цензуру тех, кто в своем преподавании и написанных трудах уже глубоко увяз в старых исторических концепциях. И многие из тех, кто следуют авторитетам, выразят свое неверие в то, что истина так долго могла оставаться необнаруженной, из чего они сделают заключение, что это не может быть истиной».

Великовский предлагает читателю представить себе, какой хаос возник бы, если бы события в Англии, датируемые 1941 годом в Европе и Америке, на Британских островах датировались бы 1341 годом. Черчилль прибыл бы в Америку до открытия ее Колумбом. Затем должен был бы появиться другой Черчилль, который приехал бы через 600 лет и т. д. «Древняя история искажена именно таким образом. По причине разрыва в синхронности многие фигуры исторической сцены являются «привидениями» или «половинами» и «двойниками». События часто дублированы: сражения — это тени; многие обращения — копии, даже некоторые империи -фантомы».

Первая задача, которую поставил перед собой Великовский. — найти связь между египетской и еврейской историей, между историей народов-соседей.

Египетский жрец Манефон (III век до н. э.) был первым, кто считал, что гиксосы — это евреи. Затем версию Манефона повторяли отцы христианской церкви, то ли веря всерьез, то ли желая верить этой версии. Все они противоречили самим себе, так как восстание Моисея у них возникало в произвольное время, «…современные ученые, — пишет Великовский, — вероятно, не всегда замечали, что они повторяют старые противоречия». До настоящего времени историческая наука не могла установить времени Исхода евреев из Египта. На основании Библии установить это время довольно просто. Но ученые не принимали библейских данных всерьез, так как в египетских источниках того времени нет упоминания ни о евреях, ни об Исходе. Великовский приводит многочисленные, но ни на чем не основанные теории времени Исхода и показывает их несостоятельность, так как по некоторым из них, вместо 40 лет, указанных в Библии, евреи скитались по пустыне двести лет, по другим — вместо 440 лет от Исхода до первого царя, Саула, у них получается только сто лет.

«Библейская история не преподносит Исход из Египта как злободневное событие, а как происшествие, сопровождавшееся насильственными явлениями природы». Одни ученые считали историю о «казнях египетских» просто красочным рассказом, не имеющим никакого реального основания. Другие — пытались найти естественные объяснения «казней». «Сотни лет тысячи ученых обсуждали историю о «казнях». Религиозные — не задавали вопросов; просвещенные — защищали повествование, доказывая, что чудеса — всего лишь обычные феномены; критически настроенные — отвергали историю, объясняя ее как миф относительно позднего происхождения».

Дальше Библия описывает бегство евреев в ночи, когда небо было окутано густыми облаками, извергающими молнии, в ураганный ветер. Гигантская волна — стена воды — поднялась, когда евреи подошли к морю. Посуху они перешли на другой берег. Их преследователи на боевых колесницах, во главе с фараоном погибли в пучине, когда внезапно хлынула вода. К этой истории отношение науки было таким же, как и к предыдущей. Следующее описание Библии — столб дыма днем и столб огня ночью, который все время вел за собой по пустыне на восток освободившихся евреев — вызывал такое же отношение историков.

В лучшем случае высказывалось мнение, что гора Синай — вулкан, и именно дым этого вулкана днем и огонь ночью были тем самым «столбом», о котором пишет Библия. Но это объяснение вызвало бурную оппозицию теологических кругов. Английский историк возражал им и настаивал на своей версии. Он считал, что библейский Мицраим — это вовсе не Египет, а какое-то царство на Синайском полуострове, что евреи Исхода перешли Акабский залив и пришли к берегам Аравии, что гора Синай — это бывший активный вулкан на Аравийском полуострове. После смерти этого историка была опубликована его книга, в которой он раскаивался в своих ошибочных представлениях о физических силах во время Исхода. Тем не менее .его теория была подхвачена другими учеными.

Тщательно анализируя текст Библии, Великовский показывает, что здесь описывается не извержение вулкана, а глобальная катастрофа, охватившая землю, море и небо.

«В суде истории, — пишет Великовский, — приговор будет зависеть от последующего показания и его проверки перекрестным допросом». Неужели, если действительно имела место огромная катастрофа, оставившая такой глубокий след в Святом писании и других еврейских письменах, об этом нет сообщений в египетских документах?

Неизвестно, при каких обстоятельствах был найден папирус, содержащий рассказ Ипувера. Согласно версии его первого владельца (Анастази), он был найден в Мемфисе, что, вероятно, значит — в окрестностях пирамид в Саккара. В 1828 году папирус был приобретен Лейденским музеем в Голландии. Великовский детально описывает историю переводов и интерпретации папируса. Он критикует эти интерпретации и просто цитирует текст папируса, параллельно приводя отдельные фразы и целые абзацы из Книги Исхода — второй книги Библии.

Параллельное цитирование двух источников и анализ их содержания занимают двадцать страниц «Веков в хаосе». Все десять «казней» в обоих источниках описаны почти в одинаковых выражениях. По мнению всех специалистов, папирус мог быть написан в конце Среднего царства в Египте.

Великовский описывает раку, найденную в эль-Арише в шестидесятых годах прошлого века, находящуюся сейчас в музее в Исмаилии. «С момента обнаружения о монументе из эль-Ариша вспоминали только изредка. Его странный текст преимущественно считался мифологическим, хотя в нем названы цари, резиденции и географические места и описано нашествие иностранцев». Цитируя параллельно текст раки и Книги Исхода, Великовский показывает, что в обоих источниках описываются одни и те же события, в том числе гибель египтян во главе с фараоном, когда они преследовали евреев, уходивших за расступившееся море. «Но даже поразительное подобие — еще не идентификация. Предмет обоих сообщений мог бы считаться идентичным, только если можно было бы найти деталь в обеих версиях — в еврейской и египетской, которую нельзя считать случайной». После всех несчастий в резиденции его величества, — сообщает египетский источник, — фараон достиг места, называемого Пи-Хароти, и здесь погиб. Великовский цитирует переводчика этого текста, утверждающего, что географическое название Пи-Хароти не известно и нигде больше не встречается, и тут же приводит цитату из Библии (Исход, 14: 9): «И погнались египтяне за ними и настигли их, расположившихся у моря, все кони с колесницами фараона, и всадники его, и войско, у Пи-аХирота». «Пи-Хароти — это

Пи-Хирот из еврейского текста. Это то же место. Странно заявление, что это наименование не встречается нигде, кроме надписи на раке». Имя фараона, погибшего в Пи-Хароти — Том, или Тоум. Интересно, что Пи-Том значит местопребывание Тома. Один из городов, построенных евреями-рабами для фараона-притеснителя, назывался Питом. У Манефона в дни фараона Тимамоса (или Тимайоса) небесный гнев пал на Египет, после чего в страну хлынули гиксосы. «Вопрос, задававшийся в течение столетий и даже тысячелетий, где находится море Исхода, может быть разрешен с помощью надписи на раке. На основании установленной идентификации в текстах, Пи-Хирот, где произошли события, был на пути из Мемфиса в Писопед».

Хранящийся в ленинградском Эрмитаже папирус, рассказывает о тех же событиях, что и Лейденский. Только форма изложения другая. Вместо прошедшего времени рассказчик пользуется будущим, но речь идет о тех же катастрофах и бедствиях.

«Каковы природа и размеры этой катастрофы, или серии катастроф, сопровождавшихся бедствиями, о которых мы сейчас имеем очень похожие библейские и египетские свидетельства?» «Ответ на этот вопрос включает не только исторические данные, но также исследования во многих других областях. Работа, содержащая результаты исследований гигантских катастроф в прошлом, предваряет эту книгу». (Речь идет о «Мирах в столкновениях» ).

Второй вопрос — когда произошел переворот в природе? Еврейская история отвечает: в дни Исхода. Что касается египетской истории, то следует выяснить, когда был написан папирус Ипувер. Великовский цитирует автора, считающего, что этот папирус был написан во времена XIX династии, но, судя по стилю и другим признакам, он — копия более древнего, относящегося ко времени Среднего царства. Поскольку в папирусе говорится о гражданской войне и нашествии из Азии, речь может идти о двух временах — о так называемом «темном веке», времени, разделяющем VI и XI династии (или Старое и Среднее царство), или о периоде гиксосов (между Средним и Новым царством). Великовский приводит дискуссию между учеными, изучавшими этот папирус, оставившую вопрос о времени описываемых в нем событий открытым. Черпая аргументы из дискуссии, Великовский доказывает, что папирус описывает события в конце Среднего царства, во времена нашествия гиксосов. Следовательно, есть отправные точки для истории двух народов — Израиля и Египта.

Существуют физические свидетельства, указывающие на большие изменения в геологической структуре Египта в конце Среднего царства. Например, уровень Нила там, где он пересекает скалы, сейчас на семь с лишним метров ниже того, который был во времена Среднего царства.

Великовский цитирует надпись царицы Хатшепсут (два или три поколения после освобождения Египта от гиксосов), говорящую о том, что гиксосы пришли в страну, когда она превратилась в руины, а пребывание чужеземцев усугубило разрушения.

Во всех источниках в Лейденском и Ленинградском папирусе, на раке из эль-Ариша и на барельефе Хатшепсут — описывается одна и та же последовательность событий — серия катастроф, а вслед за ними — нашествие гиксосов.

В различные времена одни авторы идентифицировали евреев с гиксосами (аму), другие писали, что евреи пришли в Египет во времена владычества гиксосов, а Исход произошел во время царствования фараона ХVIII династии. Подавляющее большинство историков считало, что все эти события произошли значительно позже, что евреи пришли в Египет во времена ХVIII династии , что периодом угнетения было царствование Рамзеса II из XIX династии, а Исход произошел в царствование его наследника —Мернепты.

Заключение Великовского: «Евреи оставили Египет в разгар гигантской природной катастрофы. Аму, которые вторглись в Египет и стали хозяевами страны немедленно после этого, безусловно, не были евреями. В преданиях евреи точно связывают свой Исход из Египта с днем, когда земля, небо и море взорвались в ярости и разрушении, но не знают ничего о своем приходе в Египет в дни катаклизм».

Если предположения о времени Исхода верны, то эти события произошли за несколько дней или недель до вторжения гиксосов. Кто же они такие?

Одни ученые считали, что гиксосы — это племена арийской расы, другие полагали, что это скифы, третьи, следуя Манефону, доказывали, что это евреи. Не зная, откуда пришли гиксосы и противореча самому себе, Манефон написал: «некоторые говорили, что они арабы». В старой египетской литературе гиксосов называют «аму». Общим для этих людей был дух разрушения. Во время своего владычества они не создали никаких исторических ценностей, памятников искусства или литературы. В Библии нет сведений о том, что произошло в Египте после Исхода. Папирус Ипувер свидетельствует, что вторжение в Египет не встретило сопротивления, что ужасы не ограничились десятью бедствиями, так как оккупанты оказались еще большим бедствием, чем катастрофы в природе. Они разрушили то немногое, что уцелело во время катастрофы, они убивали людей, насиловали женщин. Они ограбили святыни и гробницы…

При сравнении папируса с Книгой Исхода становится ясно, что одиннадцатая «казнь» произошла уже после того, как евреи покинули Египет. В природе еще продолжались перевороты, когда аму наводнили Египет. Как свидетельствует папирус, оккупанты пришли из Азии. Евреи же направились в Азию. Оба материка — Азия и Африка — связаны относительно небольшим треугольным куском земли. Велика вероятность того, что евреи, идущие в Азию, и аму, идущие оттуда, встретились. И они действительно встретились! Еще до прихода к горе Синай евреи столкнулись и вступили в бой с амалекитами. Победа под Рефедим над несметным множеством врагов досталась исраэлитам после того, как они были близки к гибели. Это был первый бой евреев с амалекитами. Евреи продолжали свой путь, а племена из пустыни, передвигаясь большими группами, завоевывали земли в Сирии и в Египте, нападая, в основном, по ночам и не вступая в открытый бой с регулярным войском.

Евреи, страдающие от недостатка воды в пустыне, также подвергались пиратским налетам банд амалекитов. Помимо непосредственного зла, эти налеты оказались причиной еще больших бед и лишений для евреев. Слух о расступившемся море распространился среди аборигенов, и они не оказывали сопротивления исраэлитам. Но страх исчез, когда они узнали, что амалекиты атаковали евреев. Южный доступ в Ханаан был закрыт для сынов Израиля. Двенадцать разведчиков, вернувшихся из Ханаана, сообщили, что амалекиты направились в «южную страну», то есть, в Египет.

«Если гиксосы пришли из Аравии, не могут ли какие-нибудь доказательства этого факта быть обнаружены также в арабских источниках?» Великовский сравнивает египетские, еврейские и арабские данные. Согласно двум последним, амалекиты были древним арабским племенем, доминировавшим на Аравийском полуострове. Арабские предания рассказывают о страшной волне, внезапно обрушившейся на полуостров, о землетрясении неслыханной силы, о том, что амалекиты нарушили нормы поведения на священной территории и Бог наслал на них мельчайших муравьев, что вынудило их оставить Мекку. Их преследовал голод. Скот погибал от засухи. Об этих же признаках божьего гнева и о «сладких облаках» рассказывают другие арабские предания. В Мекке погибло множество людей. В течение одной ночи страна была превращена в пустыню. Преследуемые стихийными бедствиями, амалекиты достигли берегов Красного моря.

Одинаковое описание бедствий в Египте и в Аравии помогло Великовскому распознать, что эти явления произошли во время исхода евреев. Не только египтяне у Пи-аХирот, но также многие амалекиты и другие арабские племена (джоромиты, катан) погибли в большом количестве, когда море хлынуло на берег. Арабские историки не связали наводнения на берегах Красного моря и других бедствий с Исходом, поэтому не извратили эту историю, как часто поступали с другими библейскими историями. Ссылаясь на старинные предания, арабские историки сообщили, что во время происшедших в природе переворотов амалекиты завоевали Сирию и Египет. Великовский цитирует арабского историка Масуди: «Амалекиты вошли в Египет, разрушили многие монументы и памятники искусства». Это перекликается с цитатой Иосифа Флавия, которую приводит Манефон: «Гиксосы свирепо сжигали города, сметали храмы богов до основания и с дикой жестокостью относились к местному населению».

У аравийского историка IX века Табари есть перечисление имен амалекитов, бывших египетскими фараонами. Сообщения о фараонах амалекитского происхождения содержатся в работах других арабских историков. Но реакция исторической науки на эти сообщения была отрицательной. Некоторые считали, что фараонов-амалекитов не было, поскольку в Египте не найдены надписи с их именами. Более радикальные историки считали, что вообще никаких амалекитов не было. «Предполагалось, что амалекиты не были известны египтянам. Гиксосы (аму) равно не были известны другим народам. Поэтому историческое существование одних или других ставилось под сомнение». Время, когда амалекиты-гиксосы владели Египтом, почти не освещено историей. Но исраэлиты знали, что после их исхода Египет постигло большее бедствие, чем десять предыдущих, — оккупация амалекитами.

Проанализировав ивритское слово и фразу, Великовский показывает, как в перевод псалма закралась ошибка, и вместо «нашествия царей-пастухов» (малкейроим) писали «послал злых ангелов» (малахей-раим). Придерживаясь рамок конвенциональной хронологии, нельзя было объяснить, почему в книгах «Иошуа» и «Судьи», описывающих более, чем четырехсотлетний период, нет упоминания о египетском владении Ханааном или даже намеков на военные экспедиции, возглавляемые фараонами. Ведь, согласно этой хронологии, Палестина в ту пору была зависима от Египта. Согласно хронологии Великовского, в этот период в Египте находились амалекиты-гиксосы, представлявшие наибольшую военную силу. В Библии, описывающей этот же четырехсотлетний период, есть масса сведений об амалекитах, правивших Египтом и Аравией.

Согласно Библии, первым амалекитским фараоном был Агог I, а последним, спустя 400 лет, Агог II — современник царя Саула. В египетской истории первым фараоном периода гиксосов был Апоп I, а последним, – спустя 400 лет – Апоп II. Cравнивая написание ивритских букв «гимель» (Г) и «пей» (П) с соответствующим египетским иероглифом, Великовский показывает, что речь идет в двух историях об одних и тех же лицах…

«Время скитаний в пустыне сорок лет; время Судей оцениваетсяв общем, в четыре сотни лет. Темные века на Ближнем Востоке продолжались до тех пор, пока продолжалось владычество амалекитов. Вероятно, исраэлиты были единственным народом, который непрерывно воевал за свою независимость против амалекитов и союзных им племен, и, благодаря своему сопротивлению, они защитили также приморские города Тир и Сидон. Но до тех пор, пока амалекиты правили северной Африкой и Аравией, истинная независимость исраэлитов была обречена на провал».

Согласно Манефону и Иосифу Флавию, период гиксосов длился 511 лет. В современной истории Египта этот период существенно уменьшен — до 200 лет. Такое уменьшение основано не на объективных находках, а на основании так называемого периода Сириуса. (В дальнейшем Великовский подробно останавливается на этом ошибочном вычислении). Поскольку между концом Среднего и началом Нового царства определены огромные культурные изменения, некоторые ученые добавляют к 200 годам еще один период Сириуса — 1460 лет, что также неправдоподобно. Великовский считает, что период владычества гиксосов — 440 лет, что составляет время скитания евреев в пустыне и время Судей.

Судя по египетским источникам, освобождение Египта от гиксосов было осуществлено какой-то военной силой извне. В Библии описано, как большое войско исраэлитов, руководимое их первым царем, – Саулом, разгромило амалекитов. Библейское и египетское описания этого разгрома соответствуют друг другу. Великовский приводит эти соответствия, параллельно цитируя оба источника. Уже значительно позже Манефон извратил название города, куда убежали уцелевшие гиксосы. Вместо Шарухен он написал Иерушалаим. «Эта ошибка, случайная или умышленная, сыграла жестокую роль в судьбе еврейского народа, начиная со времен Птолемеев».

Победа Саула над амалекитами изменила историю всего Ближнего Востока. Саул освободил Египет от поработителей.

«Снова Египет поднялся в силе и блеске, после сотен лет презренного рабства, освобожденный потомками евреев, которые были в Египте рабами». «Два царства одновременно поднялись в свободе и силе на развалинах амалекитской империи – Иудея и Египет».

Великовский доказывает свой тезис, продолжая сравнивать библейское описание царствования царя Давида с египетскими документами того же времени (согласно ему, а не конвенциональной хронологии). Он предсказывает, где будет найдена столица амалекитов-гиксосов. «Когда археологи раскопают насыпи эль-Ариша, они найдут останки Ауариса, одной из самых больших крепостей древности».

Почему так детально, пункт за пунктом повторяя последовательность событий, надо было доказывать идентичность аму-гиксосов и амалекитов? «Последующие главы книги покажут, как важна эта последовательность». «Исраэлиты никогда не забывали времени страданий в Египте, но они никогда не испытывали ненависти к египтянам или другим народам древности; только амалекиты стали символом зла и объектом их ненависти». Точно такая же ненависть к гиксосам осталась у египтян. Даже арабские авторы описывают, каким злом были амалекиты.

Великовский находит источник антисемитизма в извращении египетской истории, которая, вместо благодарности евреям и их царю Саулу за освобождение Египта от гиксосов, назвала евреев гиксосами. Но первая волна антисемитизма на востоке связана с именем Амана, визиря Персидской империи, потомка амалекита Агога. Это Аман планировал уничтожение евреев в Персии и Мидии. Можно предположить, что ненависть дома Амана к евреям объясняется тем, что их предок Агог был побежден еврейским царем Саулом и убит еврейским пророком Самуэлем. В Греции антисемитизм начался только после распространения истории Манефона. До этого греческие философы относились к евреям с большой симпатией и уважением.

Вслед за Манефоном появилась обильная антиеврейская литература, повторяющая и усиливающая ошибку Манефона. Одним из антиеврейских авторов был Апион, против которого выступил Иосиф Флавий. Но он не опроверг идентификации евреев с гиксосами. Наоборот, он оправдывал и защищал действия последних.

«Иосиф сыграл трагическую роль в дни войны в Галилее, Иудее и разрушения Иерусалима Титом в первом веке нашей эры. Начав как солдат во главе галилейской армии, он закончил как ренегат. Его защита еврейского дела считалась шедевром и всегда переводилась и цитировалась защитниками еврейского народа; но защита его пером стоила не больше, чем защита его мечом».

Ненависть к гиксосам избрала своим объектом евреев. В последующие годы антисемитизм получил пищу из многих других источников.

Хронология Библии верна. Она точно совпадает с хронологией ассирийской истории. Она не может быть изменена в угоду неправильной хронологии египетской истории, с которой согласовывали историю всех стран древнего мира.

«Если ошибка гнездится в египетской истории, единственная возможность ошибки заключается в том, что события этой истории описаны дважды и повторены шесть сотен лет». «Химерными кажутся обе альтернативы: что из истории еврейского народа исчезли шестьсот лет, или шестьсот лет были дублированы в истории Египта, а также многих других народов. Но абсолютно невероятно, что в ту пору, когда в Иерусалиме было десятое столетие, в Фивах было шестнадцатое… Ошибку совершила не история, а историки, и, сопоставляя обе истории столетье за столетьем, мы либо найдем шестьсот исчезнувших лет в Палестине, либо шестьсот лет-«привидений» будут обнаружены в Египте».

Если совпадет сопоставление десятого и девятого века в Палестине с шестнадцатым и пятнадцатым веком в Египте, это будет еще одним доказательством справедливости идентификации амалекитов с гиксосами.

«Начало знаменитой Восемнадцатой династии, чьи фараоны были египтянами, освободившими Египет от гиксосов, совпало с началом линии царей Иудеи. Саул нанес фатальный удар по гегемонии амалекитов-гиксосов; Давид сделал Иерусалим своей столицей; во времена Соломона царство достигло блеска». Хотя царствование Давида описано в Библии очень подробно, и известно, что одна из его жен была дочерью фараона, имя ее отца не упоминается. На основании рабанических данных и скупых записей времен Тутмоса I, Великовский предполагает, что принцесса, жена Соломона, была дочерью Тутмоса I. Другая его дочь, Хатшепсут, была совладычицей, а затем наследницей Тутмоса I. Времена Соломона и Хатшепсут были гордостью их государств.

Многие считали, что нет исторических оснований верить в легендарный роман между Соломоном и царицей Савской. Другие верили, но безуспешно искали историческое подтверждение жизни и царствования этой владычицы. Великовский подробно описывает все предположения о местонахождении ее царства. Только у Иосифа Флавия он нашел упоминание о том, что царица Египта и Эфиопии посетила Соломона наслышанная о его мудрости и о блеске его двора. «Но египетская история, отдаленная примерно на шестьсот лет от синхронизирующего пункта, не может предложить женщину, правившую Египтом и Эфиопией».

Если следовать хронологии, предложенной Великовским, то история царицы Савской – это история Хатшепсут. Самым верным доказательством этого были бы записи о путешествии Хатшепсут в Иерусалим и их сопоставление с записями в анналах царей Иерусалима.

Великовский описывает барельефы, повествующие о жизни Хатшепсут. Один из них рассказывает о ее путешествии в Пунт, или в Святую землю. Из этого путешествия Хатшепсут привезла в Египет невиданные деревья, подарки из слоновой кости, черного дерева, золота, серебра и драгоценных камней. Тяжелая поклажа даров была на ее корабле.

«Где находилась страна Пунт?» — спрашивает Великовский. Из египетских источников выясняется, что Пунт находится на востоке от Египта. «Официальное лицо Шестой династии оставило лаконичную запись, извещающую, что он посетил Библос и Пунт одиннадцать раз. Библос был старой столицей Финикии. Руины его находятся в восемнадцати километрах к северу от Бейрута». На основании этой записи официального лица Великовский считает: Пунт был связан с Библосом. «Существуют также многочисленные надписи, упоминающие изделия из Пунта и Святой земли, полученные из Палестины (Ретену)».

Если верно предположение, что Хатшепсут — это царица Савская, то самый логичный, удобный и безопасный путь из Фив в Иерусалим — сушей до эль-Кузейр на Красном море, затем — морем и Акабским заливом и снова — сушей до Иерусалима.

В рабанических источниках сообщается, что царица Савская прибыла в страну после долгого путешествия морем, что она нагрузила корабли лучшими сортами дерева, жемчугом и драгоценными камнями.

В Библии написано, что накануне визита царицы Соломон приехал в новый порт Эцион-Габер и Элат. В еврейских источниках и на египетском барельефе описана экспедиция посла, предшествовавшая визиту царицы. Имя официального лица, встретившего посла, записано иероглифами — оно звучит как Переху или Перуа. Среди двенадцати губернаторов Соломона в более позднее время губернатором Эцион-Габера и Элата был Иеошафат, сын Паруа.

Цепь логических построений шаг за шагом приближает Великовского к идентификации царицы Савской с Хатшепсут. Он не упускает ни единой детали. Даже изображения египетскими художниками иностранных воинов, которые всегда выглядели весьма непрезентабельно. Но на барельефе Хатшепсут воины из Святой земли выглядят иначе. «Это беспрецедентно и никогда не повторялось, чтобы изображенные египтянами иностранные солдаты выглядели более благородно и грациозно, чем фигуры самих египтян». В описании визита царицы Савской также говорится о впечатлении, произведенной на гостей стражей, которую Соломон послал на встречу царице. Это была процессия наиболее красивых юношей, изумивших ее.

В обоих источниках полностью совпадают описания террас, усаженных деревьями, при подходе к Иерусалиму.

В Библии описаны те самые подарки, которые Хатшепсут везла на своем корабле. На барельефе перечислены подарки, привезенные Хатшепсут из Святой земли. Это были драгоценности, подаренные Соломоном царице Савской.

И еще несколько важных подробностей в этом сопоставлении источников. Флот Соломона привез из дальних стран редчайшие деревья. Часть из них Соломон подарил царице Савской. О редчайших деревьях, подаренных Хатшепсут, сообщает египетский барельеф. Царица Савская получила в подарок обезьян и редких животных, привезенных моряками Соломона, — Хатшепсут получила в подарок обезьян, невиданных ею прежде, и редких животных. Среди подарков, перечисленных иероглифами, были люди из «южной страны» и их дети. Иосиф Флавий писал, что среди подарков Соломона были «кушим» (негры). Считали, что Флавий прочел как «кушим» какое-то другое еврейское слово, но египетский барельеф доказывает, что он не ошибся.

После возвращения из путешествия Хатшепсут построила перед храмом террасы с растениями, которые так потрясли воображение царицы Савской в Иерусалиме. Египтологи отмечают, что храм в Дейр эль-Бахари, построенный Хатшепсут, по стилю отличается от обычных египетских храмов. Хатшепсут не скрывала, что она построила «Пунт». Это строение считалось одним из красивейших в Египте. Великовский показывает, что в Дейр эль-Бахари были повторены не только стиль и форма Иерусалимского храма, но даже ритуал богослужения.

Интересен филологический анализ происхождения слова «Пунт». Дружба Соломона с Хирамом, царем Финикии, общая морская экспедиция в Офир, помощь Хирама при строительстве Иерусалимского храма — все это давало основание называть Палестину Финикией (Phoenecia). В Библии финикийцев называли людьми из Тира и Сидона, или людьми Хирама. Выходцы из Тира построили Карфаген. Войны против Карфагена римляне называли Пуническими (Punic). «Если Пунт был оригинальным названием финикийских храмов, оно могло произойти от еврейского слова «панот». В таком случае, финикийцы получили свое имя от построенных ими домов богослужения».

В Египте Иерусалим и окружавшие его земли называли «Святой землей» еще до того, как эта территория была завоевана Иошуа Бин-Нуном. В Библии также говорится о святости этой земли еще со времени Авраама.

Иосиф Флавий писал, что царица Савская была «царицей Египта и Эфиопии». Эфиопы не ограничиваются только тем, что она была их царицей. Они утверждают, что царица Савская родила от Соломона сына, который стал основоположником династии эфиопских царей. Будучи носителями семени царя Давида, они — родственники Иисуса, также носителя семени Давида. Великовский обращает внимание на то, что эфиопские предания о царице Савской не заимствованы из еврейских источников. У эфиопов имя царицы Савской — Македа. Царское имя Хатшепсут, упоминаемое на барельефах, относящихся к Пунту, — Макера. Ра — это священное имя бога. Первых два слога в имени Хатшепсут полностью совпадают с эфиопским именем царицы Савской.

«Возвращение из путешествия на кораблях в гавань Фив на Ниле исключает локализацию Пунта в Южной Аравии или в Сомали и локализует его на берегу Средиземного моря, — писал Великовский. «Полное согласие в деталях путешествия и многие сопровождающие данные делают очевидным, что царица Савская и царица Хатшепсут — одно и то же лицо».

Наследник Хатшепсут — Тутмос III — был одним из самых больших египетских завоевателей. Он подчинил себе 190 палестинских и 500 сирийских городов. «На барельефе в Карнаке показаны сокровища в золоте, серебре, бронзе и драгоценных камнях, которые Тутмос III привез как трофеи из одной из своих кампаний». Считалось, что это была кампания против Ханаана, который еще не слышал ничего об исраэлитах. Считалось, что исход евреев из Египта и их появление в Ханаане были далеким будущим в те времена, когда Тутмос III завоевал Ханаан и Сирию, что в ту пору евреи только начали организовываться в племена, кочующие между Евфратом и Нилом.

Согласно хронологической схеме Великовского, Тутмос III, наследник Хатшепсут, царствовал в дни наследника Соломона, — Рехобоама. «Если правильна предпринятая в этой работе реконструкция истории, победное шествие Тутмоса в Палестину должно было произойти через годы, непосредственно следующие за царствованием Соломона, и записи об этом должны быть сохранены в Писании». Это может послужить еще одним доказательством правильности реконструкции. И наоборот — отсутствие в Библии записей о завоевании Палестины Египтом в дни после правления Соломона опровергнет теорию Великовского.

После победы над амалекитами Исраэль стал большим государством — от Евфрата до Египта. Он включал в себя Сирию, Ханаан и Эдом, вклиниваясь далеко вглубь Аравийского полуострова. Тутмос III, либо еще ребенком участвуя в путешествии Хатшепсут, либо просто зная об экспедиции, с завистью смотрел на богатую соседнюю страну.

Несмотря на мудрость Соломона, его следует обвинить в тяжелых политических ошибках. В Библии говорится о том, что в угоду своим женам из чужих стран он построил на высотах вокруг Иерусалима святилища для их святынь. «Женившись на дочери фараона, на моавитянках, амонитянках, эдомитянках, женщинах из Сидона и хититянках, Соломон планировал построить в Иерусалиме космополитический центр. Воздвигая святилища чужим богам, он считал, что присутствие чужих святынь в Иерусалиме продемонстрирует его терпимость, и Иерусалим станет сборным пунктом различных религий и культов». В Иерусалиме воздвигли статую Амона-Ра для египетской принцессы, жены Соломона. На египетском барельефе, описывающем путешествие Хатшепсут в Пунт, есть остатки слов, из которых можно заключить, что статуя Амона-Ра была воздвигнута в Святой стране. «Иерусалим с иностранными святынями и культами не стал политическим центром для чужеземцев, зато быстро стал целью их политических стремлений.. Уже во времена миролюбивой Хатшепсут Иерусалим оказался «лакомым» объектом для завоевательских устремлений Египта. «Превращение Иерусалима в святой город вcex наций обрекало его на потерю национальной независимости».

Во времена Давида его эдомитский соперник Хадад, еще ребенок в ту пору, сбежал в Египет. Спустя несколько лет он женился на родственнице фараона. После смерти Давида, Хадад вернулся в Эдом и стал данником Соломона, не переставая мечтать о двойной короне. Были и другие данники, вырвавшиеся из-под власти Иерусалима. Еще при жизни Соломона, Иеробоам из колена Эфраима замышлял отделить свою землю. Узнав об этом, Соломон решил убить его. Но Иеробоам сбежал в Египет и оставался там до смерти Соломона. Опиравшиеся на Египет заговорщики предъявили требование наследнику Соломона, Рехобоаму, о разделе страны. С Рехобоамом осталось только два колена — Иегуды и Беньямина. Десять колен Израиля восстали против «дома Давида». Это соответствовало планам Тутмоса III, что и подтверждают египетские записи.

Великовский подробно описывает военную кампанию Тутмоса III. Ее результатом был захват 190 городов, перечисленных на барельефе в Карнаке. На первом месте значится город Кадеш, в храме которого египтяне взяли немало драгоценной утвари, которая также изображена на барельефе. «Наиболее важный вопрос оставался нерешенным. Где находился город Кадеш? Кто был царем этого города — даже не спрашивали.

Как выяснить имя царя нелокализованного города, жившего за сотни лет до Иошуа, если египетские записи не называют его?

Второй вопрос, удивлявший исследователей, — каким образом в таком подробном списке городов Палестины, который содержит наименования всех важных городов в преисраэлитской Палестине, могло быть упущено название Иерусалима, или Салема, или Джебуса, как он назывался прежде?»

Третьей загадкой Великовский считает исключительные формы утвари, захваченной египтянами. Эта форма свидетельствует об очень высоком уровне производства. Весьма удивительно, что люди ханаанской эпохи были ремесленниками такой высокой школы.

Странно, что царь Кадеша пришел, чтобы защитить Мегидо от египтян.

Историкам известен знаменитый Кадеш в Сирии. Но речь идет о 190 городах в Сирии. В списке на первом месте Кадеш, на втором — Мегидо. Это не мог быть сирийский Кадеш, так как в этой кампании Тутмос не дошел до реки Оронт, на которой расположен сирийский город. Был еще Кадеш в Галилее. Но этот незначительный город не мог быть во главе списка.

В Библии описывается, как на пятом году царствования Рехобоама фараон Шишак завоевал Иудею и подошел к Иерусалиму. Во многих местах Библии Иерусалим называют «кадеш», что значит святой. В Египте Иерусалим и всю Палестину также называли Святой землей. Кадеш, возглавляющий список городов, взятых Тутмосом III, это и есть Иерусалим.

В египетских источниках Кадеш не значится среди городов, взятых штурмом. В Библии описывается, что после падения городов-крепостей на подступах к Иерусалиму, Рехобоам сдал город без боя.

Описанные в Библии города, укрепленные Рехобоамом, перечислены также в египетском списке: Этам – Итим; Бет-Цур, Бт-Сир; Соко — Ск. «Изучение перечня палестинских городов из списка Тутмоса III, сравнение их названий с именами городов Иудейского царства — новое поле научных исследований. Это может оказаться плодотворной работой», — подчеркивает автор книги.

На стене карнакского храма подробно перечислены трофеи, взятые Тутмосом III в Палестине. В их числе — утварь Иерусалимского храма, точно та, которая описана в Библии, и точно в том же количестве. Здесь не только изделия времен Давида и Соломона, но даже уникальные изделия из золота, серебра и бронзы, творения рук Бецалеля, сына Ури, созданные им сразу после прихода к горе Синай. Здесь подарки Хатшепсут царю Соломону. Все сокровища еврейского народа со времен Исхода до царствования Рехобоама перечислены на стене храма в Карнаке. Великовский не упускает ни одной детали в их перечислении, сопоставляя египетский список с библейским описанием.

Египтяне увезли не только сокровища храма и царского дворца. В качестве трофеев они забрали зоологический и ботанический сад царя Соломона. Они выкорчевали и привезли в Египет деревья дальних стран, которые, кстати, выращивались в Иудее со времен Соломона. На стене карнакского храма изображены диковинные растения. Это — не подарки правителей неизвестных стран, как считали некоторые египтологи, не понимающие, откуда в Палестине могли быть такие растения. Это — коллекция из ботанического сада Соломона.

Иудея была покорена в течение 148 дней. Покорять Израиль не было нужды, так как Иеробоам пришел из Египта и был марионеткой Тутмоса III.

«Сегодня на барельефах Дейр эль Бахари и Карнака мы можем видеть людей Иудеи времен Соломона, животных и растения, которые они выращивали, предметы, которые они лелеяли».

Библия рассказывает, что сын Хадада из Эдома, — Генубат, освободился от еврейского правления после смерти Соломона. Тутмосу III не надо было завоевывать Эдом. Так же, как и в Израиле, там царствовал египетский ставленник, исправно плативший дань Тутмосу III. Великовский цитирует египетский источник, не оставляющий в этом ни малейшего сомнения: «Когда его величество вернулся в Египет, пришли посланцы Генубатие, несущие дань». Нет сомнений, что люди Генубатие были» согласно Библии, людьми Генубата — современника Рехобоама. В еврейской и египетской истории это имя упоминается только один раз.

В греческом переводе Ветхого Завета, сделанном в Александрии в III веке до нашей эры, говорится, что, когда Иеробоам узнал в Египте о смерти Соломона, он предложил фараону послать его в Палестину. Фараон Сусаким (Шишак в ивритском оригинале) согласился с этим планом и дал Иеробоаму в жены принцессу Ано, сестру своей жены. «В Метрополитен Музее искусства в Нью-Йорке хранится канопа — сосуд, на котором значится имя принцессы Ано. На основании стилистики было установлено, что создание этого сосуда относится ко времени Тутмоса III. В египетских источниках или документах нет другой ссылки на принцессу с подобным именем».

Это дополнительно подтверждает идентификацию библейского Шишака (или Сусаним в греческом переводе) с Тутмосом III.

Среди трофеев, взятых египтянами, были чрезвычайно искусно сделанные колесницы из золота и серебра. Тутмос III подарил их своим приближенным. В их гробницах найдены сообщения о том, что фараон вывез из Палестины искусных ремесленников — кузнецов, резчиков по слоновой кости и черному дереву. Вывез он также отличных каменщиков, построивших храм Амона. Такое высокое развитие ремесла и искусства в Палестине во времена Тутмоса III (согласно конвенциональной хронологии) не просто удивляло ученых, но даже служило предметом их недоумения. «Мы знаем сейчас, что изумляющая цивилизация, изделия которой мы видим на этих (египетских) монументах, не ханаанская, а исраэлитская». Интересно, что современные историки придают огромное значение этой неопознанной ими культуре в дальнейшем развитии не только египетского искусства, но вообще в развитии Египта и египтян. Они считают, что никогда, с начала Царств, Египет не знал подобных изменений в своей культуре, как во времена Тутмоса III. Изменения эти оказались возможными благодаря влиянию значительно более высокой цивилизации Палестины.

Считалось, что описание в «Песне песней» отделанной золотом колесницы Соломона, — всего лишь поэтический образ. Египетские монументы показывают, что через пять лет после смерти Соломона в Иерусалиме, а также в Мегидо была не одна, а много колесниц из золота и серебра».

Великовский пишет, что представление о ханаанском искусстве шестнадцатого и пятнадцатого столетий до нашей эры – это представление о несуществующем предмете. Зато приобретено знание об искусстве евреев в десятом веке до н. э., о чем история искусства вообще не имела никакого представления.

Хатшепсут во время своего мирного путешествия и Тутмос III время военной экспедиции посетили одну и ту же страну — Иудею. Веским доказательством этого является абсолютное подобие людей из Святой земли, изображенных на барельефах Хатшепсут, и воинов со щитами, воевавших против Тутмоса в Палестине, изображенных на барельефах в Карнаке. Хатшепсут I и Тутмос называли страну одними и теми же именами — Пунт и Святая земля.

Великовский подробно описывает все, что Тутмос привозил из Палестины в качестве контрибуции, после каждой инспекционной поездки и после военного похода в Сирию, что также соответствует его схеме.

Интересно объяснение происхождения слова «Ретену» или «Резену» — египетского названия Палестины (Галилея — Верхняя Резену). «В Писании Палестину часто называют „Эрец" (страна), "Эрец Исраэль" (страна Израиля) и „Арцену" (притяжательная форма — наша страна). То, что египтологи читают как „Ретену" или .Резену", вероятно, "Арцену" по Библии».

Великовский пишет, что библейский Шишак — это египетский Сосенк, еще одно имя Тутмоса III, что он вовсе не относится к Ливийской династии, как полагали египтологи. В таком случае, какого фараона ошибочно отнесли к периоду египетской истории через 500 с лишним лет после времени Тутмоса III и посчитали его современником первых царей Израиля? На страницах, относящихся к Ливийской династии, он будет идентифицирован с фараоном Со, которому Хошеа, последний правитель Израиля, платил контрибуцию.

Города Иудеи, захваченные Тутмосом III, не могли относить ся к предисраэлитскому Ханаану, как считали историки, потому, что они были построены евреями во времена Судей, незадолго до их оккупации, то есть примерно через 500 — 600 лет после времени, указанного историками.

С 1929 года, в течение двенадцати сезонов возле берега Рас Шамра в северной Сирии, велись раскопки города, который опознали как Угарит, упоминаемый в письменах из эль Амарны. Раскопки показали, что в глубокой древности город неоднократно разрушался и отстраивался на руинах. Во втором слое раскопок нашли объекты египетского происхождения времен Среднего царства. Последний слой относился к позднему неолиту.

«Возраст находок, обнаруженных в верхнем слое, …был установлен прежде, чем прочли „записи". Археологи считали, что найденная там керамика кипрского происхождения, а также микенского производства пятнадцатого, четырнадцатого и частично тринадцатого веков до нашей эры». Эксперты отнесли найденные в этом слое египетские предметы к восемнадцатой и девятнадцатой династии, что подтверждало определение возраста, сделанного на основании находок керамики. "Так как применили два различных метода и оба привели к одинаковым заключениям, в дальнейшем не было сомнений в возрасте этого места, и все публикации, связанные с Рас-Шамpa — Угаритом были основаны на уверенности, что литературные и культурные находки из раскопанного слоя — продукты пятнадцатого и четырнадцатого столетий». Это столетия расцвета и упадка Угарита.

Прежде, чем продолжить рассмотрение этого предмета, Великовский обращается к векам минойской и микенской культуры.

Минойская культура установлена благодаря находкам, относящимся к различным эпохам на Крите. Ее делят на ранний, средний и поздний Минос. Микенская культура — это культура греческого материка времен Миноса. Минойский и микенский периоды начались в конце каменного века. Их возраст определяется согласно конвенциональной хронологии Египта. Раннюю, среднюю и позднюю минойско-микенскую культуру относят соответственно ко времени Старого, Среднего и Нового царства. «Крит был разрушен катастрофой, которая по времени соответствовала катастрофам в дни Исхода (конец Среднего царства и конец II среднего минойского периода). После III среднего минойского периода, который по времени соответствует гиксосскому правлению в Египте (имя гиксосского фараона – Хиан было найдено на крышке вазы в Кноссосе). Крит освободился от египетского влияния. Это был ренессанс позднего минойского периода, соответствующего времени египетского ренессанса после изгнания гиксосов». «Если Эхнатон процветал в –840, а не в –1380 году, керамика из Микен, найденная во дворце Эхнатона, моложе, чем считают, на пять или шесть сотен лет, и поздний микенский период передвигается вперед на шкале времени на полтысячи лет».

Великовский считает, что великолепная Восемнадцатая династия, царство Давида и Соломона, поздний минойский и микенский периоды начались одновременно, примерно в 1000 году до нашей эры.

Поскольку хронология Крита и Микен строилась на основании египетской хронологии, это не могло не отразиться на проблемах археологии, в частности, на интерпретации данных раскопок в Рас-Шамре.

«Возникает вопрос: нет ли других находок, кроме керамики, которые подтверждают или отвергают общепринятую точку зрения, что верхний слой раскопок Рас-Шамры относится к периоду от пятнадцатого до четырнадцатого столетия?»

Гробницы некрополя из Рас-Шамра — точная копия гробниц, найденных на восточном берегу Кипра, напротив Рас-Шамра. Гробницы на Кипре относятся к восьмому и седьмому веку до н. э. Более 500 лет разделяет время одинаковых гробниц. Могли ли кипрские гробницы быть копией найденных в Рас-Шамра? Нет абсолютно никакой логики в том, что на Кипре через 500 лет стали копировать гробницы, причем, не изменив ни стиля, ни материала, ни единой подробности. Кроме того, еще в первые годы раскопок в Рас-Шамра археологи писали, что культура Кипра была перенесена на материк, а не наоборот.

Были найдены глиняные таблицы с текстом, написанным параллельно на четырех языках. На таблицах прочли имя царя Угарита — Никмед. Два ученых независимо друг от друга заключили, что это ионическое, греческое имя. Но им возразили. Ионическое имя не могло существовать в XIV веке до н. э. А на основании египетской (конвенциональной) хронологии именно к этому времени относятся таблицы, сделанные по повелению царя Никмеда. В таблицах упоминаются ионические города и святыни этих городов. Ученые не могли объяснить этого парадокса. Таблицы содержат «каталог кораблей». Точно такой же каталог есть в «Илиаде». Известно, что Гомер написал «Илиаду» в седьмом веке до н. э. Каталог относится к его времени. Каким же образом в седьмом веке Гомер дословно повторил названия кораблей 14 века?

Кроме клинописи на шумерском и аккадийском языках, таблицы содержат текст, написанный также клинописью, но это уже буквы алфавита. Ученые догадались, что перед ними древнееврейский шрифт и очень быстро прочитали текст на этом языке. Одна странность обратила на себя внимание ученых — особый знак в конце каждого слова. Подобная странность наблюдалась и в письме киприотов. Но прежде, чем она повторилась, прошло, как полагали ученые, шестьсот лет. «Снова шестьсот лет! Точно как в случае с гробницами, понадобилось шестьсот лет спячки, прежде чем киприоты начали подражать своим соседям, находящимся в шестидесяти милях от них».

Ученые набросились на знакомый им древнееврейский язык и начали читать текст таблиц. Их изумлению не было предела. За сотни лет до того, как евреи пришли в Ханаан (так они считали) там не только пользовались их языком, но даже азбукой. Причем азбука была не в зачаточном состоянии. Было ясно, что она развивалась в течение нескольких сотен лет.

Еще удивительнее был текст, прочитанный учеными. Судя по библейским источникам, ханаанцы были примитивным народом с низким уровнем духовной культуры. А таблицы говорили о высокой морали, порядке и законности. Следовательно, заключили ученые, Библия оболгала ханаанцев, которые по культуре ничем не отличались от евреев.

В пантеоне богов Угарита ученые обнаружили начала пантеизма. Библейские темы — от Исхода до пророков — свидетельствовали, по мнению ученых, о том, что Библия почерпнула свои сюжеты у ханаанцев.

Поэзия — размер стихов, образы и другие ее элементы — в Угарите та же, что в литературе Ветхого Завета.

Даже мельчайшие подробности быта в Угарите пятнадцатого века те же, что в Иерусалиме на шесть-семь веков позже. Это же относится к средствам лечения, фармакологии, измерениям веса и длины, ювелирным изделиям, орнаменту и многому другому.

Ученые понимали, что на основании всего этого можно было бы считать Угарит современником Иерусалима девятого или восьмого века, если бы они не знали заранее, что Угарит -современник Египта и Микены ХУ и Х1У века.

Ссылаясь на находки в Рас-Шамре, критики Библии учили своих последователей тому, что Библия вовсе не написана во времена, указанные в рабанических источниках, что она не могла быть написана евреями до десятого века, так как они получили свою письменность, темы и идеи у ханаанцев.

Четвертым языком на таблицах, найденных в Рас-Шамре, был так называемый хар — язык местных жителей Угарита. В Библии описываются хориты. Однако, ученые сомневались в существовании такого народа, хотя язык хоритов был обнаружен, и не только при раскопках в Рас-Шамре. Странная ситуация возникла в истории — существование языка без народа. Но если приблизить конвенциональную историю на 500-600 лет, устраняется эта абсурдная ситуация. Библейские хориты -это карийцы, постоянно упоминаемые классической литературой. Они жили на берегах восточного Средиземноморья. Геродот писал, что теснимые дорианцами и ионианцами карийцы были вынуждены перебраться с островов на азиатский материк.

Таким образом, хар из Рас-Шамры — это карийцы. В Библии упоминается, что в восьмом веке до н. э. карийцы были телохранителями дочери царя Ахаба (она была невесткой иерусалимского царя Иегошафата). Они служили телохранителями также в Египте в седьмом веке до н. э.

Еврейские пророки писали в конце седьмого и начале шестого века о конце существования карийцев на побережье. Когда Навуходоносор завоевал Тир и Финикию, карийцы удрали в Карфаген, который вырос из колонии в метрополию.

Великовский сопоставляет хроники Аменхотепа II, наследника Тутмоса III, с Библией, и на основании этого сопоставления доказывает, что внук Рехобоама,— Аса, разгромил египтян и освободил Иудею от египетского влияния. Победа евреев освободила всю Сирию-Палестину от ига египтян.

Но не только в Библии описана победа евреев над Аменхотепом II. Проведя тщательный анализ текста поэмы, найденной в Рас-Шамра, Великовский показывает, что она воспевает это сражение и поражение Аменхотепа II.

Раскопки в Рас-Шамра установили, что город был разрушен и сожжен и никогда больше не отстраивался. В последующих главах Великовский опишет конец Угарита и историю его царя Никмеда.

В 1887 году в Тель эль-Амарна, на берегу Нила, нашли глиняную таблицу с клинописью. Затем в этом месте были выкопаны 560 таблиц в хорошем состоянии с письмами фараону из Палестины и Кипра. Судя по обращению — «моему брату» — и подписи — «твой брат», письма были написаны царствующими особами. Однако, ханаанцы и сирийцы находились под владычеством Египта, и письма их царей адресовались «моему царю» или «моему господину».

Кроме того, найдены письма фараона — очевидно, копии, — хранившиеся в архиве. Тель эль-Амарна расположена на месте бывшего города Ахет-Атон, построенного Аменхотепом IV, назвавшим себя Эхнатоном. Письма адресованы Аменхотепу III и Эхнатону.

Историки считали, что письма были посланы еще до прихода исраэлитов в Ханаан.

Во всех письмах Эхнатона просят о помощи против царя Хати, грозящего с востока, и против Хабиру. Историки считали, что речь идет о царе «забытой империи» хититов. Кто такие хабиру, ученые вообще не могли объяснить.

Великовский демонстрирует точки зрения различных историков, анализирует их и показывает их несоответствие логике вещей.

Историки не идентифицировали ни имен людей, ни большинства географических названий. Не мог быть спутан только Иерусалим. Но в преисраэлитскую пору он не назывался Иерусалимом. Еще один город — Шомрон — попросту не существовал до прихода евреев в Палестину. Скрупулезно изучая каждую деталь в письмах и сопоставляя их с Библией, проведя даже фонетический анализ аккадийской клинописи и ивритского алфавита, Великовский приходит к заключению, .что в письмах фигурируют имена Иегошафата — царя Иудеи, Ахаба — царя Израиля, и Бен-Хадада — правителя Сирии.

Великовский распознал в письмах имена иудейских военачальников и египетских официальных лиц, которые упоминаются в книгах Библии. Они убедительно показывают, что в обоих источниках речь идет об одних и тех же событиях.

На стеле моавского царя Меша, восставшего против Израиля, подробно описывается начало, ход и результаты мятежа. В письмах, найденных в эль-Амарне, фараону жалуются на взбунтовавшегося Мешу. Историки считали, что это восстание произошло через 550 лет после времени, когда были отправлены письма.

Наступление моавитов и аммонитов на Иерусалим одинаково описано в Библии (Хроники) и в письмах иудейского царя фараону.

Сведения о второй осаде Самарии сирийцами содержатся в Библии и в письмах из эль-Амарны.

Сопоставляя эти источники, Великовский показывает, как описанная в Библии история излечения от проказы египетского наместника в Сирии пророком Элиша повлияла на политику Египта по отношению к Израилю и Сирии.

Он находит в Библии имя единственной женщины, автора писем к фараону, сведения о болезни и насильственной смерти сирийского царя и многие другие детали, о которых шла речь и в письмах. Руководствуясь сведениями из писем, Великовский выяснил, кто завоевал и разрушил Угарит в IX веке до н. э.

Правителем Ассирии, а затем и Вавилона в эту пору был Салманесар III, современник Иегошафата — царя Иудеи, и Ахаба — царя Израиля. В анналах ассирийского царя, в письмах из эль-Амарны, в материалах раскопок в Рас-Шамра (Угарит) и в Библии содержатся сведения об одних и тех же событиях, происшедших в одно и то же время.

Coпостовляя четыре источника, Великовский реставрирует недостающие собственные имена в любом из них, находя эти имена в другом источнике. Он отбрасывает несостоятельные интерпретации событий, сделанные комментаторами на основании неправильного определения событий при изучении каждого из четырех источников в отдельности. Все это строго аргументировано цитатами из соответствующих документов.

Великовский показывает, что стиль писем, посланных из Палестины, идиомы, манера экспрессии буквально те же, что в речах пророков и псалмах той поры.

Период эль-амарнской переписки Великовский называет «веком слоновой кости». «Вслед за золотом, желанным во все века, изделия из слоновой кости, покрытые ляпис-лазурью, были наиболее часто упоминаемыми царскими подарками». Великовский приводит перечень изделий из слоновой кости, подаренных Аменхотепом IV (Эхнатоном) царю Вавилона, которым, по мнению автора, в ту пору был Салманесар III.

Еврейский пророк Амос, живший через несколько поколений после царя Ахаба, упоминал в своих писаниях про кровати, и даже дома из слоновой кости. Историки считали это поэтическим образом. Но во время более поздних раскопок на месте древней Самарии археологи нашли сотни предметов из слоновой кости, которые были созданы в царствование Ахаба. Фрагменты из слоновой кости надписаны еврейскими буквами. Их сравнение с надписями Меша свидетельствует, что они сделаны в то же время. Археологов удивляли эти находки в Самарии. Они явно относились ко времени Ахаба, но почему-то были похожи на образцы египетского искусства времени Эхнатона. Археологи были вынуждены сделать смущавший их вывод о том, что еврейские изделия созданы по образцу более древних египетских. Синхронизация времени Эхнатона и Ахаба делает ненужными эти «натяжки».

Историки, настаивающие на конвенциональной хронологии, должны признаться в том, что события, о которых в эль-пмарнских письмах сообщают ханаанские правители, точно так и в такой же последовательности повторились через 500 лет, что Сумум-Шумер существовал за 500 лет до его создания и, не существуя, периодически подвергался осаде царя Давида из Дамаска и т. д. и т. п. Великовский перечисляет нонсенсы во всех сферах — от военно-политической до архитектуры и искусства, — с которыми сталкиваются ученые, придерживающиеся конвенциональной хронологии.

Заключая книгу, Великовский пишет, что можно было бы допустить случайное совпадение истории Египта в одном веке с историей этой страны в другое время, «но абсолютно невозможно, чтобы три следующих одно за другим поколения в Египте и в соседней Палестине в двух различных веках могли представить полное совпадение в таком множестве деталей». Еще больше удивляет, что эти три поколения не были выбраны произвольно, а на основании параллелей в предыдущих главах, синхронизирующих время Исхода и последующих веков в двух странах.

«Было бы чудом, если все эти совпадения являлись чисто случайными». Согласно теории вероятности такое совпадение невозможно. Но больше того, дальше совпала история и четвертого поколения в Египте, Иудее и в Израиле.

Великовский пишет, что нить Ариадны, которую он взял из рук Ипувера, проведет его по лабиринтам истории и покажет истинное место Девятнадцатой, Двадцатой и Двадцать первой династий и их соответствие истории других народов. Это неизбежно ведет к полной ревизии древней истории.

К началу

К содержанию

К комментариям в ЖЖ

Читать дальше

 

One Response to “36. «Века в хаосе»”


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Хостинг КОМТЕТ