Donate - Поддержка фонда Ф.Б.Березина

Исследование психопатологических состояний с точки зрения функциональной специализации полушарий головного мозга

Е. Д. Соколова, В. В. Аршавский

ИССЛЕДОВАНИЕ ПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ ПОЛУШАРИЙ ГОЛОВНОГО МОЗГА

I Московский медицинский институт им. И. М. Сеченова

Summary.

A comprehensive examination of the nature of psychopathological syndromes and the functional involvement of the structures of the right or left hemispheres (assessed by the degree of spatial synchronization of the biopotentials) revealed a relationship between the features of the syndrome formation and the predominant utilization of the mechanisms of perception and procession of information common to the left (in syndromes determined by interpretative formations) or the right (in hallucinational syndromes) hemisphere. The predominant involvement of the systems of one or another hemisphere may determine some characteristics of the clinical picture of mental diseases detected in transcultural studies..

 

Развитие концепции функциональной специфичности систем каждого из больших полушарий головного мозга, в соответствии с которой при восприятии и переработке информации правое полушарие ответственно в основном за пространственно-образные, а левое — за вербально-логические процессы, открывает новые направления изучения психопатологических явлений с точки зрения преимущественной связи последних с функциональными системами того или иного полушария. Такой подход может быть осуществлен путем сопоставления клинических характеристик и данных электрофизиологических исследований, позволяющих судить о функциональной активности полушарий и особенностях межполушарных отношений.

В психиатрической клинике при электрофизиологическом изучении межполушарных отношений использовались метод вызванных потенциалов [1—3] и метод пространственной синхронизации биопотенциалов [4]. Последний, по мнению М. Н. Ливанова [5], отражает вовлеченность определенных структур мозга в систему, ответственную за осуществление той или иной функции. Изменение пространственной синхронизации биопотенциалов при психической патологии связывается с течением и нозологической принадлежностью заболевания [6—10]. Приводятся данные об усилении функциональной активности правого полушария при шизофрении и о снижении функциональной активности правого полушария с повышением активности слухоречевых структур левого полушария [11—14]. Такая противоречивость данных может указывать на необходимость дифференцированной оценки пространственной синхронизации при синдромологически различных клинических картинах.

В свете представлений о различной роли полушарий головного мозга в процессе восприятия и переработки информации и исходя из предположений о связи некоторых психопатологических синдромов с преимущественной вовлеченностью в патологический процесс функциональных систем правого или левого полушария, в предлагаемом исследовании были изучены функциональные межполушарные отношения у психически больных с различными психопатологическими синдромами. В качестве таких синдромов, характер которых может свидетельствовать об указанной вовлеченности, были выделены галлюцинаторные и бредовые состояния.

Работа проводилась на базе Магаданской областной психиатрической больницы (главный врач В. Ф. Калачев). Были обследованы больные, в состоянии которых преобладали галлюцинаторные или бредовые расстройства (63 человека). Контрольную группу составили 28 человек с аффективными нарушениями, у которых бредовые и галлюцинаторные расстройства отсутствовали на всем протяжении заболевания. По нозологической принадлежности все больные (91 человек) распределились следующим образом: шизофрения — 48 человек, алкоголизм и алкогольные психозы — 17 человек, психические нарушения на базе остаточных явлений органического поражения центральной нервной системы — 19 человек, психопатия — 7 человек. Среди обследованных 50 больных принадлежали к представителям пришлого, 41 — к коренному населению Севера.

Параллельно с клинической квалификацией психопатологического синдрома проводился корреляционный анализ пространственной синхронизации ЭЭГ. Коэффициент корреляции первых производных восходящих и нисходящих фаз биопотенциалов в лобных и затылочных отведениях определялся по методу Е. Б. Сологуб [15], позволяющему изучать пространственную синхронизацию биопотенциалов головного мозга вне зависимости от частотного спектра ЭЭГ. Пространственная синхронизация оценивалась через каждые 50 с на протяжении участка записи в 4 с в покое (фоновое исследование) и при нагрузках, адресованных тому или иному полушарию. Преимущественная нагрузка на левую гемиосферу заключалась в проведении испытуемым счетных операций в уме (сложение и умножение двузначных чисел) с последующим сообщением результатов вычисления, на правую — в мысленном представлении ранее экспонированного зрительного образа с последующим описанием этого образа. Сообщение результатов вычисления и отчет о представленном образе позволяли судить о выполнении больными предложенных им заданий. Коэффициент корреляции рассчитывался по формуле С. Н. Бернштейна [16] раздельно для правого и левого полушария. Обследовали больных как в психотическом состоянии, так и после его купирования. Психофармакологическая терапия отменялась за 8—10 дней до проведения электрофизиологического исследования.

Анализ психофизиологических данных показал, что у 60 % больных сильные корреляции обнаруживаются в фоновом исследовании, в то время как среди здорового населения того же района [17] они практически отсутствовали.

Оценка вовлеченности в патологический процесс функциональных систем правого и левого полушарий по типу пространственной синхронизации у больных, состояние которых характеризовалось галлюцинаторными расстройствами или систематизированным бредом, галлюцинаторно-параноидными синдромами с преобладанием галлюцинаторного или бредового компонентов, а также аффективными нарушениями, позволила установить, что полученные результаты зависели преимущественно от синдромологической картины, а не от нозологической принадлежности заболевания.

1-ю группу составили больные, у которых клиническая картина заболевания определялась галлюцинаторными расстройствами (34 человека). В их состоянии преобладали вербальные галлюцинации (иногда в сочетании с отдельными зрительными, обонятельными, вкусовыми, тактильными). Вне зависимости от нозологической принадлежности заболевания и типа его течения галлюцинаторные расстройства были ярко выражены, отличались образностью, аффективной насыщенностью образов, часто определяли поведение больных. Иногда галлюцинации носили сценоподобный характер. Галлюцинации могли сопровождаться аффективными нарушениями, но идеаторная переработка галлюцинаторных образов у больных, включенных в эту группу, не была выражена. Голоса воспринимались как данность, даже если воспринимались как звучащие в голове и нереальные. На вопрос о возможном их происхождении больные обычно отвечали, что они не знают, кто с ними говорит, не задумывались над этим или высказывали неопределенные предположения.

У подавляющего большинства этих лиц анализ ЭЭГ выявил сильные корреляции биопотенциалов в правой гемисфере уже в фоновой записи. При функциональной нагрузке, адресованной правому полушарию, сильные корреляции в этом полушарии сохранялись или возникали у 77, 8 % больных, при этом у 11 % из них при представлении зрительного образа такие корреляции отмечались в обоих полушариях. Функциональная нагрузка, адресованная левому полушарию, уменьшала удельный вес сильных корреляций в правом полушарии (хотя и при этом они отмечались у половины обследованных), но адекватный ответ левого полушария был зарегистрирован только у 1/10 галлюцинаторных больных. Таким образом, для больных, состояние которых определялось галлюцинаторной симптоматикой при отсутствии выраженной идеаторной переработки галлюцинаторных образов, была характерна преимущественная активность правого полушария и отмечалось снижение функциональной активности левого полушария, даже при адресованных этому полушарию нагрузках.

Состояние больных, отнесенных ко 2-й группе, характеризовалось преобладанием бредовых расстройств (14 человек). Они проявлялись выраженным, обычно систематизированным, бредом преследования, ревности, болезни. К этой же группе были отнесены больные (3 человека), состояние которых квалифицировалось как острая паранойя. Исследование пространственной синхронизации у больных обнаружило сильные корреляции преимущественно в левом полушарии. Уже на фоновой ЭЭГ такие корреляции в левом полушарии отмечались у половины больных, а при нагрузке, адресованной названному полушарию, — у 9/10 больных. Функциональная нагрузка, адресованная правому полушарию, уменьшала удельный вес сильных корреляций в левом полушарии, но и при этом они сохранялись у 1/3 больных, тогда как адекватный ответ правого полушария был зарегистрирован только в 1 случае. Таким образом, выраженные идеаторные нарушения при отсутствии галлюцинаторных явлений протекали с повышенной функциональной активностью левого и уменьшением адекватных реакций правого полушария.

Анализ 3-й группы больных, состояние которых характеризовалось галлюцинаторно-параноидным синдромом (13 человек), показал, что большая вовлеченность систем правого или левого полушария зависела от преобладания в структуре синдрома галлюцинаторного или бредового компонентов.

В контрольной группе, составленной из больных с аффективными приступами или аффективными расстройствами в рамках психопатического или психопатоподобного синдромов, сильные корреляции в фоновом исследовании отсутствовали почти в 2/3 случаев, а у 95 % от этого числа они не возникали и при функциональных нагрузках вне зависимости от того, какому полушарию нагрузка была адресована. В тех случаях, когда сильные корреляции при функциональных нагрузках возникали, несколько чаще отмечалась большая вовлеченность функциональных систем правого полушария.

Разделение всех обследованных больных в зависимости от характера пространственных корреляций (преобладание сильных корреляций в правом или левом полушарии, наличие их в обеих гемисферах или отсутствие) и последующий анализ представленности психопатологических синдромов в каждой из указанных групп подтверждает наличие связи между особенностями психопатологического синдрома и преимущественной вовлеченностью в патологический процесс функциональных систем той или иной гемисферы (см. рисунок).

С различной вовлеченностью функциональных систем правого или левого полушария могут быть связаны ранее описанные на основе эпидемиологического исследования [18] особенности распределения психопатологических синдромов у представителей пришлого и коренного населения Крайнего северо-востока СССР. Было показано, что среди первых существенно выше удельный вес бредовых синдромов (паранойяльные, сверхценные, несистематизированные бредовые и пр. ), а галлюцинаторный расстройства в рамках галлюцинаторно-параноидных синдромов, как правило, сопровождаются идеаторной переработкой. У больных из числа коренных жителей преобладали психотические состояния с выраженным иллюзорно-галлюцинаторным компонентом, а чисто идеаторные синдромы практически не встречались. Несколько выше у них и удельный вес аффективных состояний.

Соотношение психопатологических синдромов и пространственных корреляций биопотенциалов мозга.

А — отсутствие сильных корреляций в фоне и при функциональных нагрузках; Б — сильные корреляции в обоих полушариях в фоне и при функциональных нагрузках: В — сильные корреляции в левом полушарии; Г — сильные корреляции в правом полушарии; 1 — галлюцинаторные синдромы: 2 — интерпретативные синдромы; 3 — галлюцинаторно-параноидные синдромы; 4 — аффективные синдромы.

 

Среди больных представителей коренного населения не выявлены лица, у которых в фоновом исследовании были бы отмечены сильные корреляции в левом полушарии (в группе пришлого населения таких больных было 30 %), но у 54 % наблюдались сильные корреляции и фоновой записи в правом полушарии (в группе пришлого населения у 25 %). Если же в состоянии расслабленного бодрствования анализ пространственной синхронизации не обнаруживал различий функциональной активности полушарий, то предъявление функциональных нагрузок выявляло активность левого полушария у большинства больных из числа пришлого населения и активность правого — у коренного. В этом случае ни у одного из больных представителей коренных народностей не были отмечены сильные корреляции в левом полушарии при выполнении счетных операций в уме, тогда как у представителей пришлого населения они наблюдались в 64 % случаев. В то же время при предъявлении зрительного образа сильные корреляции в правом полушарии наблюдались у всех обследованных представителей коренных народностей и отсутствовали более чем у 1/3 больных из числа пришлого населения.

Таким образом, параллельное изучение характера психопатологического синдрома и функциональной вовлеченности структуры правого или левого полушария в патологический процесс указывает на связь особенностей синдромообразования с преимущественным использованием механизмов восприятия и переработки информации, свойственных каждому из полушарий. Помимо этого, сопоставление результатов исследования у представителей различных культур дает основание полагать, что от преимущественной вовлеченности механизмов того или иного полушария могут зависеть некоторые особенности клинической картины психических заболеваний, обнаруживаемые при транскультуральных исследованиях.

  1. Костандов Э. А. — Журн. высш. нервн. деят., 1978, № 6, с. 1151.
  2. Гильман И. М., Советов А. Н. — В кн.: Всесоюзное физиологическое о-во им. И. П. Павлова. Съезд. 13-й. Тезисы науч. сообщений. Л., 1979, т. 2, с 305— 306.
  3. Каменская В. М., Корчинская Е. И., Дузаева К. И. и др. — Там же, с. 311.
  4. Монахов К. К. — Бюл. экспер. биол., 1960, № 10, с. 23—28.
  5. Ливанов М. Н. Пространственная организация процессов головного мозга. М., 1972.
  6. Монахов К. К., Бочкарев В. К. — В кн.: Функциональная асимметрия и адаптация человека. М., 1976, с. 147—148.
  7. Панюшкина С. В. — Там же, с. 150—151.
  8. Шуйская А. А. — В кн.: Проблемы биологической психиатрии. М., 1979, с. 42—
  9. Титаева М. А. — В кн.: Функциональная асимметрия и адаптация человека. М., 1976, с. 160—163.
  10. Столяров Г. В., Бледнова О. Ф., Меренкова В. П. — В кн.: Структурно-функциональные основы нервных и психических заболеваний. М., 1983, т. 1, с. 196—199.
  11. Galin Д.— Arch. gen. Psychiat., 1974, v. 31, p. 572—583.
  12. Савина Т. Д. — В кн.: Функциональная асимметрия и адаптация человека. М., 1976, с. 169—171.
  13. Кауфман Д. А. — Физиология человека, 1979, т. 5, № 6, с. 1007—1019.
  14. Кауфман Д. А., Ткаченко О. П. — В кн.: Всесоюзное физиологическое о-во им. И. П. Павлова. Съезд. 13-й. Тезисы науч. сообщений. Л., 1979, т. 2, с. 311—312.
  15. Сологуб Е. Б. Электрическая активность мозга человека в процессах двигательной деятельности. Л., 1973.
  16. Бернштейн С. Н. Теория вероятностей. М. — Л., 1976.
  17. Березин Ф. Б., Аршавский В. В., Ланеев А. И. и др. — В кн.: Психическая адаптация человека в условиях Севера. Владивосток, 1980, с. 97—133.
  18. Соколова Е. Д., Калачев В. Ф. — В кн.: Научно-технический прогресс и приполярная медицина. Новосибирск, 1978, т. 1, с. 255—256.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Хостинг КОМТЕТ