Donate - Поддержка фонда Ф.Б.Березина

ММИЛ, 3-е издание (предисловие научного редактора)

ПРЕДИСЛОВИЕ НАУЧНОГО РЕДАКТОРА Методики Многостороннего Исследования Личности (3-е издание) — структура, основы, интерпретации, некоторые области применения.

Книга, которая находится перед читателем, интересна прежде всего своей двойной сутью — это и практическое пособие для повседневной работы психологов, и одновременно своего рода «памятник истории», точнее истории психологии, книга, сыгравшая важнейшую роль в становлении отечественной психодиагностики 70-х — 80-х годов прошлого века. Для того, чтобы разобраться в том, как и почему это случилось, нужно начать издалека. Тестирование с давних пор стало ахиллесовой пятой отечественной психологии. Впервые оно стало внедряться в массовом порядке в еще в 20-е 30- е годы 20 века под маркой так называемой педологии — науки, посвященной целостному, междисциплинарному изучению ребенка. Педология — яркое, неоднозначное и до сих пор не получившее всесторонней оценки явление в истории отечественной науки. Невзирая на то, что в этой науке продуктивно работали многие замечательные специалисты, чья работа была полезна и высоко ценилась, на массовом уровне педология сводилась к быстро вошедшему в моду тестированию, часто непродуманному и безграмотному. Первый этап истории отечественной психодиагностики завершился вместе с гибелью педологии в 1936 году, когда постановлением ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе Наркомпроса» тесты были объявлены бессмысленными и вредными. Реальные причины разгрома педологии сложны и до конца неизвестны, однако существенную роль, несомненно, сыграла практика чрезмерно широкого и часто необоснованного применения тестирования и те «диагнозы», которые выносились детям по его результатам. Известна неподтвержденная легенда, что постановление явилось следствием неблагоприятного диагноза, поставленного педологами сыну одного высокопоставленного лица (по одним версиям — Сталина, по другим — Жданова). И все же представляется, что причины разгрома педологии связаны не только с ее очевидными проблемами и недостатками. Объективные данные о людях, которые можно было получить с помощью тестов, оказались ненужными и даже опасными для идеологизированной страны в условиях надвигающегося культа личности. Разве могла в те годы существовать наука, согласно данным которой, например, интеллект советских школьников был ниже, чем у их американских сверстников, а интеллект у детей служащих выше, чем У детей рабочих (результаты исследований конца 20-х годов)? Фактически гибель педологии, а вместе с ней и самой идеи психологического тестирования в условиях тогдашнего советского общества была предрешена. То ли печальная судьба педологии, то ли презрительно-ироническое отношение к тестам, которое оставила после себя все та же педология, то ли еще что-то, но так или иначе долгие годы последующего развития советской психологии, во многом интересного и продуктивного, тестирование считалось едва ли не самой вредоносной выдумкой буржуазной науки. Для оценки индивидуально-психологических различий, без которой психология существовать не могла, была создана система методов, стыдливо названная «функциональными пробами» — лишь бы кто не подумал, что она имеет хоть что-то общее с тестами. К созданию этих методов причастны такие выдающиеся психологи, как А. Р. Лурия, Б. В. Зейгарник, С. Я. Рубинштейн, их разработки оказались очень продуктивными в условиях психиатрической и неврологической клиники, для работы дефектологов. В основе этих разработок лежала тщательная и индивидуализированная работа с каждым человеком, развитая интуиция психолога и… абсолютная неприемлемость количественных данных и каких бы то ни было статистических норм. Поколения психологов должны были твердо усвоить, что тесты с их количественным подходом это зло. Так, автор предисловия, обучаясь в 70-е годы на факультете психологии МГУ, в одну из сессий должна была подготовить билет «Критика тестового подхода» сразу к трем экзаменам. И это при том, что тех тестов, которые мы были обязаны критиковать, мы как правило никогда не видели. Учитывая все описанное, нетрудно понять, почему в нашей стране после многолетнего перерыва тестированием занялись в первую очередь не психологи, а медики. Психиатры не меньше, чем психологи, испытывали необходимость в инструментах количественной оценки индивидуально-психологических различий. Однако их принадлежность к сфере, казалось бы далекой от идеологии, не спасала от идеологического контроля и давления. В середине 60-х годов идея поиска зарубежного теста, который позволяет оценить психическое состояние человека, его адаптации и последующего использования возникла в небольшом кружке тогда еще сравнительно молодых психиатров. Один из будущих соавторов Методики многостороннего исследования личности, Ф. Б. Березин, готовил докторскую диссертацию, и перед ним стояла проблема оценки эффективности действия некоторых лекарственных препаратов на психическое состояние. Вот тут-то и стало понятным преимущество тестов, которые давали возможность произвести точную количественную оценку эффекта препарата, но… которых на русском языке не было. Оставалось единственная возможность — самим провести всю работу по их созданию. Вся процедура адаптации MMPI и создания его отечественной модификации описана в книге, которая находится перед читателем. Мы же проследим историю издания самой книги «Методика многостороннего исследования личности». Первые публикации по русской модификации MMPI относятся к 1967-69 годам. Книга вышла лишь в 1976. За это время с помощью теста были обследованы тысячи человек — больных и здоровых, сотрудников МВД и моряков-подводников, В Москве и Владивостоке, в Магадане и на острове Врангеля. Была доказана эффективность теста для решения самых разных прикладных проблем. И тем не менее, издание книги, которая могла познакомить научную общественность с тестом и возможностями его применения, столкнулось с огромными трудностями идеологического порядка. Выяснилось, что на вопрос о том, соответствуют ли тесты марксистско- ленинской идеологии, по-прежнему нет ответа. И поэтому решение о том, можно ли издавать книгу про тест, должно приниматься на уровне ЦК КПСС, с привлечением виднейших психологических и психиатрических светил. Многие из этих светил слишком хорошо помнили время, когда заниматься тестами было опасным, и призывали своих коллег к осторожности. Выяснилось, что кое-кто из психологов потратил свою жизнь на то, чтобы тестов не было и не собирается мириться с их приходом на родную землю, а есть такие, которые уверены, что можно с большей пользой потратить свою жизнь, нежели на разработку тестов. По иронии судьбы вся эта вакханалия творилась в 1976 году — ровно через 40 лет после выхода постановления «О педологических извращениях… », дух которого проявился в казалось бы совсем другую эпоху. Тем не менее, книга все же увидела свет в том же 1976 году в издательстве «Медицина»: защитники нашлись. Хотя жертвой цензуры оказалась глава с соотношении особенностей личности и лидерства (она в итоге была утеряна) и некоторые другие фрагменты. Прошло несколько лет, и еще в советскую эпоху тесты постепенно перестали быть вредоносной буржуазной выдумкой, психодиагностика вошла в программы подготовки психологов, а использование отечественных модификаций MMPI в психологических исследованиях стало чем-то вроде хорошего тона. Книга «Методика многостороннего исследования личности» быстро превратилась в раритет, и второе издание вышло в 1994 году, когда эпоха цензурных и идеологических ограничений ушла в прошлое. По сравнению с первым изданием, в нее были добавлены результаты исследований с применением теста, проведенных за прошедшие между двумя изданиями годы, внесены некоторые изменения в интерпретацию. При подготовке третьего издания были произведены изменения, затронувшие практически все главы книги, поэтому перед читателем фактически находится новая книга под старым названием. Первое и главное — написан новый раздел, посвященный основам интерпретации 16-факторного теста Кеттелла — одного из самых популярных у отечественных психологов; поэтому теперь пособие охватывает фактически не один тест, а два. При этом стоит сказать, что практически все руководства по интерпретации теста Кеттелла на русском языке представляют собой переводы или пересказы американских пособий. Теперь психологи получили совершенно оригинальную интерпретацию (ранее она существовала только в виде ходивших по рукам расшифровок лекций), созданную на основе многолетнего опыта применения теста, с учетом российской специфики, где некоторые факторы приобретают совершенно иное, нежели для американской выборки, значение. Важно, что в этой интерпретации есть то, чего не хватает многим пособиям — примеры поведения из повседневной жизни, которые очень помогают в понимании психологических характеристик, лежащих в основе факторов теста. Другой очень важный раздел, появившийся в третьем издании — примеры интерпретации, которые позволяют глубже постичь ее суть как процесса «перевода» цифр и показателей в описание живого человека. Благодаря этому разделу, каждый может соприкоснуться с опытом Мастера и приобрести важный материал для обучения и сопоставления своих вариантов интерпретации с приведенными в книге. В других разделах книги проведены многочисленные изменения, связанные с усовершенствованием интерпретации, приближением терминологии к современной, добавлением материалов и данных, полученных за время, прошедшее после выхода второго издания (в частности, появился раздел, посвященный MMPI-2). Несмотря на многочисленные изменения и добавления, стоит сказать, что самый важный раздел книги — «Основы интерпретации» — за прошедшие годы не только сохранил свою актуальность, но возможно стал еще более значимым, чем во времена первых изданий. Дело в том, что до начала 90-х годов, когда психодиагностика была уделом «диссидентов от психологии» или немногих «посвященных», искусству интерпретации тестов учились долго, неторопливо и вдумчиво, а пособия по интерпретации воспринимались как некая основа для размышлений, которую надо интегрировать с собственным опытом и научиться применить к особенностям уникального конкретного случая. Не то сегодня, когда тестирование поставлено «на поток», тесты все чаще воспринимаются как инструмент, которым может пользоваться каждый желающий, а интерпретации — как тексты, откуда можно списать нужный фрагмент, выдав его за описание испытуемого, а еще лучше, если это сделает за вас компьютер. Издержки подобного подхода — тема для отдельного разговора, в контексте предисловия стоит отметить, что авторы современных руководств по интерпретации так или иначе учитывают эти запросы, многие тексты пособий упрощаются, укорачиваются, становятся более категоричными, при этом неизбежно теряя в точности и применимости к разнообразным ситуациям. Предлагаемая книга предназначена для иной интерпретации — тонкой, вдумчивой, индивидуализированной — которая искусство не в меньшей степени, чем наука и которая к сожалению нечасто встречается в наше время. В таком пособии каждая фраза — основа для собственных размышлений, а порой — загадка, которую предстоит разгадывать по мере накопления собственного опыта. Поэтому понятно, что книга — не для быстрого чтения, она — для вдумчивого постижения и неоднократного возвращения к ее материалам. Стоит сказать, что подобное чтение — удовольствие не только для приобщенных к «тайнам» психологического тестирования. Немало интересного найдут для себя те, кто профессионально занимается или просто интересуется проблемами нормы и патологии психики, типологии личности, механизмов психологических защит, тревоги и стресса, возможностей и ограничений личностных тестов и многими другими, так или иначе затронутыми в книге. Книга «Методика многостороннего исследования личности» дарит нам возможность соприкоснуться с делами и мыслями поколения, создавшего сегодняшнюю психологию. Поколения, которое уходит. Или уже ушло и никогда не вернется… Татьяна Барлас


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Хостинг КОМТЕТ