Donate - Поддержка фонда Ф.Б.Березина

Психовегетативные соотношения при систолической и систоло-диастолической гипертонии в старших возрастах

Ф.Б.Березин, А.З.Цфасман, М.Л.Выдрин

Отдел психофизиологии и психодиагностики (зав. – доктор мед. наук Ф.Б.Березин) ЦНИЛ I Московского медицинского института им. И.М.Сеченова; Клинический отдел (зав. – проф. А.З.Цфасман) Всесоюзного научно-исследовательского института железнодорожной гигиены (дир. – проф. А.А.Прохоров) ГВСУ МПС СССР, Москва.

Роль особенностей личности и определенных форм реагирования на фрустрирующую ситуацию в этиологии и патогенезе гипертонической болезни показана в ряде исследований, ставших к настоящему времени классическими (Г.Ф.Ланг, В.Н.Мясищев, А.Л.Мясников, F.Alexander, F.Dunbar и др.). Эта роль обусловлена, с одной стороны, особенностями психического реагирования, при котором повышение артериального давления может быть адекватным сопровождением необычного психического состояния, а, с другой стороны, своеобразным типом психофизиологических соотношений, обусловливающим необычно мощный вегетативный компонент целостной психофизиологической реакции при достаточной адекватности актуального психического состояния. Рассматриваемые особенности, которые формируются в процессе индивидуального развития субъекта и зависят от сочетания определенных генетических предпосылок и факторов, обусловленных влиянием среды, могут существенно зависеть от возраста, особенно в тех случаях, когда с возрастным периодом связаны значительные биологические перестройки и изменения социального статуса, как это имеет место в молодом и позднем (пожилом и старческом) возрастах.

Однако психофизиологические соотношения при гипертонической болезни (систоло-диастолической гипертонии) в указанные возрастные периоды, несмотря на имеющиеся исследования (Л.В.Баль с соавт., Ф.Б.Березин с соавт., Т.Д.Большакова, В.Н.Васильев, А.М.Вейн с соавт.; Г.П.Цейтина с соавт., E.Richter-Heinrich с соавт. и др.), все еще не достаточно изучены, а при систолической гипертонии пожилого и старческого возраста эти соотношения практически не исследовались.

Между тем актуальность такого рода исследований несомненна, поскольку у людей старше 60 лет артериальная гипертония учащается (Г.Ф.Ланг, А.Л.Мясников, A.R.Dyer с соавт., G.Pickering, Th.Uexull). При этом с каждым десятилетием увеличивается удельный вес систолической гипертонии, которая в возрасте 65 лет и старше встречается с такой же частотой, как и систоло-диастолическая гипертония (А.З.Цфасман с соавт., M.A.Colandrea с соавт., A.R.Dyer с соавт.), По течению, частоте осложнений и прогнозу систолическая гипертония людей пожилого и старческого возраста приближается к гипертонической болезни с систоло-диастолическим повышением артериального давления (А.З.Цфасман, В.А.Ользин, A.R.Dyer с соавт., G.Onesti, J.H.Moyer).

Рассматриваемая систолическая гипертония имеет ряд патогенетических особенностей, интенсивно изучаемых в последние годы. Наряду с данными, свидетельствующими о роли снижения растяжимости аорты (за счет коллагенизации эластического каркаса) при не повышенном сердечном выбросе (А.З.Цфасман с соавт., А.М.Чарный, Н.Х.Хамидов, J.Convay; P.N.Adamopoulos et al.), имеются указания на гиперкинетический ее характер (В.С.Смоленский, Г.С.Мазель, А.В.Токарь, А.В.Колосов с соавт.).

Но если и исходить из представления о снижении эластичности аорты как основной причине рассматриваем систолической гипертонии, то без добавочных факторов трудно объяснить наличие у многих больных значительных подъемов артериального давления (вплоть до развития гипертонических кризов) при эмоциональном напряжении (А.З.Цфасман), закономерную циркадную динамику и колебания давления в различные периоды ночного сна, в частности, «быстрого» (В.Л.Выдрин).

У больных пожилого и старческого возраста существенно меняется интенсивность реакции на фрустрацию, появляется тенденция к повышению уровня тревоги, усиливается склонность к возникновению психопатологических состояний (Е.С.Авербух, М.Э.Телешевская; М.Д.Александрова, J.E.Birren; E.W.Busse).

Все это позволяет полагать, что в генезе систолической гипертонии пожилого и старческого возраста изменения психофизиологических реакций и характера психофизиологических соотношений могут играть существенную роль.

С целью проверки указанной гипотезы было проведено сопоставление формы гипертонии и характера течения заболевания с особенностями личности и актуального психического состояния у 121 больного пожилого и старческого возраста, из которых у 72 человек отмечалась систолическая гипертония, а у 49 – гипертоническая болезнь с систоло-диастолическим повышением давления. В качестве контрольной группы обследовано 65 человек, давление которых не превышало пределов нормы (160/90 мм рт.ст.). Указанные группы обследованных по полу и возрасту существенно не различались (женщин – 3/4 обследованных, возраст – от 60 до 94 лет с преобладанием лиц в возрасте 70–79 лет).

Группы больных систолической и систоло-диастолической гипертонией были идентичны по тяжести клинического состояния и характеру течения заболевания.

Особенности личности и актуального психического состояния изучались клинически и с помощью методики многостороннего исследования личности, представляющей собой модифицированный и рестандартизованный вариант теста MMPI (Ф.Б.Березин, М.П.Мирошников, 1969).

Анализ полученных данных позволил установить, что для больных пожилого и старческого возраста, страдающих артериальной гипертонией, характерна повышенная тревожность, снижение настроения, склонность длительно фиксировать свое внимание на ситуациях, вызывающих отрицательные эмоции, и тенденция к ограничению социальных контактов. Повышение уровня тревоги у описываемых больных сопровождались возникновением значительного числа неприятных физических ощущений в различных частях тела, которые не имели под собой объективной основы. Склонность тщательно контролировать свое поведение и тенденция заботиться о сохранении социального статуса у описываемых больных были более выражены, чем в контрольной группе. При использовании методики многостороннего исследования личности описанные особенности отражались в повышении уровня профиля на 1, 2, 6, 7 и 0 шкалах (рис. 1). Указанные черты отмечались и при систолической, и при систоло-диастолической гипертонии, однако частота и выраженность тех или иных особенностей психического состояния в этих группах больных была различной.

Рис 1.

Усредненные профили методики многостороннего исследования личности при разных формах и вариантах клинического течения артериальной гипертонии в пожилом и старческом возрасте.
Штрих–двухпунктирная линия – больные гипертонией (систолической и систоло-диастолической); сплошная линия – с нормальным артериальным давлением; крестиками на этом и последующих (2–4) рисунках обозначены статистически значимые отличия от контрольной группы: х – p < 0,05; хх – p < 0,01.

Для больных систолической гипертонией была типична выраженная тревожность, обусловливающая затруднения при принятии решений и дезорганизацию поведения при резких изменениях ситуации. Их состояние определялось, наряду с повышенной тревогой, снижением настроения с чувством тягостности, безнадежности, бесперспективности и беззащитности. Более чем у трети лиц, страдающих систолической гипертонией (у 25 из 72 человек), явления тревожной депрессии были настолько выражены, что они практически полностью определяли поведение больных. В этих случаях возникала необходимость назначения транквилизаторов и транквилизирующих антидепрессантов. При применении методики многостороннего исследования личности указанные явления отражались, главным образом, в пиках профиля на 2-й и 7-й шкалах, а характерное для рассматриваемых больных ограничение социальных контактов – в пике профиля на 0 шкале (рис. 2).

Рис 2.

Пунктирная линия – больные систолической гипертонией; штрих-пунктирная линия – больные систоло-диастолической гипертонией; сплошная линия – лица с нормальным артериальным давлением; кружочком обозначены статистически значимые (p < 0,05) различия между больными систолической и систоло-диастолической гипертонией; крестиками – то же, что на рис. 1

Сопоставление особенностей психического состояния и характера течения систолической артериальной гипертонии старших возрастов позволило обнаружить определенную зависимость. Если течение систолической гипертонии характеризовалось периодическим возникновением гипертонических кризов, психопатологические явления, проявляющиеся тревожно-фобическим синдромом или синдромом тревожной депрессии, наблюдались у всех больных (23 человека). Для больных, страдающих лабильной систолической гипертонией (52 больных), также была характерна повышенная тревожность и снижение настроения, однако только у 9 больных с лабильной систолической гипертонией, но без выраженных гипертонических кризов, они достигали степени, позволяющей говорить о клинически выраженных психопатологических явлениях. При стабильной систолической гипертонии старших возрастов у подавляющего большинства больных (17 из 20) особенности психического состояния практически совпадали с особенностями, характерными для лиц того же возраста, не страдающих артериальной гипертонией (контрольной группы). Описанные различия между группами больных систолической гипертонией, протекающей с кризами, лабильной и стабильной систолической гипертонией подтверждались данными методики многостороннего исследования личности (рис. 3).

Рис 3.

Больные с кризовым течением систолической гипертонии; волнистая линия — больные с лабильным течением гипертонии; пунктирная линия – больные со стабильной систолической гипертонией;

Для обследования больных систоло-диастолической гипертонией более характерным было отнесение тревоги за счет соматического неблагополучия. Их психическое состояние определялось большим количеством неприятных ощущений, касающихся различных органов и систем: сердцебиение, «онемение» конечностей, чувства жара, сжатия, пульсации, пользанья мурашек в разных частях тела; часть жалоб концентрировались на ощущениях, характерных для дискинезии желчных путей и кишечника, поллакиурии. Все это в сочетании с типичными для больных гипертонической болезнью жалобами на тупые давящие боли преимущественно в затылочной области, несистемные головокружения при резкой перемене положения тела и т.д. С указанными ощущениями связывалась убежденность в тяжести своего заболевания, стремление строить собственную концепцию, объясняющую происхождение заболевания, которая могла включать в себя и представления о недостаточно внимательном отношении к их здоровью со стороны окружающих или о недостаточной компетентности лечащих врачей. В выраженных случаях (у 24 человек, т.е. у половины из всех больных гипертонической болезнью) клиническая картина определялась синдромом сенестопатической ипохондрии, что делало необходимым психофармакологическую терапию, включающую применение транквилизаторов и транквилизирующих нейролептиков.

В профиле методике многостороннего исследования личности описанные явления отражались в достоверном повышении на 1-й и 6-й шкалах (рис. 2).

Зависимость между лабильностью или стабильностью артериального давления, с одной стороны, и выраженностью психических расстройств с другой, при систоло-диастолической гипертонии была менее четкой. Явления сенестопатической ипохондрии при наличии гипертонических кризов отмечались чаще и отличались большей выраженностью, чем у больных без кризов, но эти различия не достигали степени достаточной статистической значимости. Между лабильной и стабильной систоло-диастолической гипертонией существенных различий не обнаружено (рис. 4).

Рис 4.

Точки волнистой линией – больные с кризовым течением и лабильным течением систоло-диастолической гипертонии (соответственно), штрих-пунктирная линия – больные со стабильной систоло-диастолической гипертонией

Отмеченные отличия между особенностями психического состояния при систолической и систоло-диастолической гипертонии наиболее выражены в первые 5 лет от начала заболевания, а затем постепенно сглаживаются преимущественно за счет усиления тревожности у больных систоло-диастолической гипертонией.

Указанные зависимости между особенностями психического состояния и характером артериальной гипертонии сочетаются с определенной зависимостью между указанными показателями и состоянием экскреции и обмена катехоламинов .

В ранее опубликованной работе (А.З.Цфасман с соавт., 1975) указывалось, что при систолической гипертонии пожилого и старческого возраста отмечается более низкая, чем у лиц с нормальным артериальным давлением того же возраста, экскреция норадреналина (НА) и дофамина (ДА), а при систоло-диастолической гипертонии – дофамина, тогда как экскреция адреналина (А) при обеих формах гипертонии существенно не отличается от уровня контрольной группы.

В настоящем сообщении предпринят анализ соотношений определявшихся веществ к их биологическим предшественникам, дающий возможность судить о скорости синтеза этих веществ, а в случае соотношения адреналина к норадреналину (А/НА) – о соотношении гуморального и нервного звена симпато-адреналовой системы (Т.Д.Большакова).

При таком анализе установлено, что для больных систолической гипертонией характерно замедление синтеза НА, определяемого по отношению НА/ДА, и выраженное преобладание гуморального звена симпато-адреналовой системы.

Эта тенденция была наибольшей при наличии выраженных изменений психического состояния (рис. 5). В этих случаях, как уже отмечалось, наблюдалось кризовое течение рассматриваемой систолической гипертонии.

Рис 5.

Уровень коэффициента А/НА (А – адреналин, НА – норадреналин) у лиц с нормальным артериальным давлением и больных со склеротической систолической гипертониейпри наличии клинически значимых психопатологических нарушений (столбики с косой штриховкой – при нормальном артериальном давлении; в клетку – при склеротической систолической гипертонии).
Крестиками обозначены статистически значимые отличия внутри групп (x – p < 0,05; xxx — p < 0,001); кружочками – то же между группами (o — p < 0,05; oo – p < 0,01).

Полученные данные позволяют полагать, что в возникновении и систолической, и систоло-диастолической артериальной гипертонии у лиц пожилого и старческого возраста определенную роль могут играть изменения психо-физиологических соотношений, сопровождающиеся повышением уровня тревоги, которая при систолической гипертонии наиболее часто выступает в форме тревожной депрессии, а при систоло-диастолической гипертонии в значительной мере соматизируется. Еще более четкие данные психических отклонений отражаются на течении рассматриваемых гипертоний. Эти изменения психического состояния сопровождаются выраженными изменениями обмена катехоламинов, наиболее значительными при кризовом течении заболевания. Возможно, что значительное снижение скорости синтеза норадреналина и дофамина, приводящее к снижению их уровня в крови, обусловливает повышенную чувствительность к ним со стороны сердечно-сосудистой системы в тех случаях, когда повышение уровня тревоги может приводить к повышению интенсивности их секреции, что и обусловливает возникновение криза.

Различия в характере психофизиологических соотношений при систоло-диастолической и систолической артериальной гипертонии в старших возрастах (при сравнимой тяжести клинического состояния) позволяют считать, что обнаруженные особенности психического состояния не обусловлены реакцией на возникновение соматического заболевания. Можно полагать, что часто возникающие тревожные реакции фиксируются благодаря эмоциональной ригидности, присущей, как следует из полученных данных, больным гипертонией пожилого и старческого возраста, и сопровождаются выраженными вегетативными сдвигами, проявляющимися, в частности, резкими подъемами артериального давления. При этом в условиях склерозирования ригидной аорты может выявляться гипертония склеротического характера. Исходя из данной гипотезы, следует ожидать улучшение течения не только классической гипертонической болезни, но и склеротической систолической гипертонии при применении транквилизаторов (седуксен, рудотель, тазепам и др.), транквилизирующих нейролептиков (меллерил, этаперазин и др.) и транквилизирующих антидепрессантов (амитриптиллин). Сказанное, вероятно, в меньшей степени относится к стабильной систолической гипертонии старших возрастов (как бы «исключительно склеротической», при которой отсутствуют гипертонические кризы и наименее часты и выражены клинически значимые изменения психического состояния.

Приведенные данные подводят теоретическую базу для включения адекватной психофармакологической терапии в комплекс терапевтических средств, применяемых при артериальной гипертонии, в частности систолической, у лиц пожилого и старческого возраста, особенно в тех случаях, где отмечаются гипертонические кризы и лабильное течение гипертонии.

Литература.

1. Авербух Е.С., Телешевская М.Э. Неврозы и неврозоподобные состояния в позднем возрасте. Л., «Медицина», 1976, 159 с.;
2. Александрова М.Д. Проблемы социальной и психологической геронтологии. Л., Изд-во Ленинградского университета. 1974, 135 с.;
3. Баль Л.В., Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Михайлов А.Н., Рожанец Р.В. «Кардиология», 1973, 13, 8, 124-126;
4. Березин Ф.Б., Мирошников М.П. В кн.: Проблемы психоневрологии. М., «Медицина», 1969, 337;
5. Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Рожанец Р.В. Методика многостороннего исследования личности. М., «Медицина», 1976, 176 с.;
6. Березин Ф.Б., Айвозян Т.А., Бжилянский М.А., Калюжный А.С. В кн.: Состояние здоровья и работоспособности студентов вузов. М., Изд-во I ММИ им. И.М.Сеченова, 1974, 219-224;
7. Большакова Т.Д., Васильев В.Н., Вейн А.М., Родштадт И.В., Коцюк С.Н. «Кардиология», 1975, 15, 8, 53-57;
8. Выдрин М.Л. В кн.: Систолическая гипертония в возрастном аспекте. М., ВНИИЖК, 1976, 114-126;
9. Колосов А.В., Мартынова Т.А., Александрова Г.Г., Майеранов А.А. В кн.: Систолическая гипертония в возрастном аспекте. М., ВНИИЖГ, 1976, 83-92;
10. Ланг Г.Ф. Гипертоническая болезнь. Л., «Медгиз», 1950, 496 с.;
11. Матлина Э.А., Киселева З.М., Софиева И.Э. – В кн.: Методы исследования некоторых гормонов и медиаторов. М., I МОЛМИ им. Сеченова. 1965, 25-32;
12. Мясищев В.Н. В кн.: Нервные и психические нарушения при гипертонической болезни. Л., «Медгиз», 65-76;
13. Мясников А.Л. Гипертоническая болезнь. М., «Медгиз», 1954, 391 с.;
14. Смоленский В.С., Мазель Г.С. «Советская медицина», 1972, I, 59-65;
15. Токарь А.В. «Кардиология», 1976, 7, 57-64;
16. Ольхин В.А. В кн.: Систолическая гипертония в возрастном аспекте. М., ВНИИЖГ, 1976, 51-58;
17. Цейтина Г.П., Тонконогий И.М., Гурвиц Т.В., Иовлев Б.В. «Клиническая медицина», 1977, 9, 48-56;
18. В кн.: Склеротическая систолическая гипертония. М., ВЗИИТ, 1974, 3-18;
19. Цфасман А.З. В кн: Систолическая гипертония в возрастном аспекте. М., ВНИИЖГ, 1976, 3-17;
20. Цфасман А.З., Васильев В.Н., Бродская Т.В., Выдрин М.Л. «Кардиология», 1975, 8, 58-61;
21. Чарный А.М., Хамидов Н.Х. В кн.: Склеротическая систолическая гипертония. М., ВНИИТ, 1974, 54-59.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Хостинг КОМТЕТ