Donate - Поддержка фонда Ф.Б.Березина

Многоуровневая организация психофизиологических соотношений. Комплексные психофизиологические характеристики.

 

Результаты исследования психофизиологических зависимостей в условиях, предъявляющих повышенные требования к адаптационным механизмам (в частности, в условиях высоких широт), позволяют считать, что анализ этих зависимостей служит необходимой предпосылкой для оценки генеза наблюдающихся физиологических сдвигов, особенностей вегетативно-гуморального регулирования и их адаптационного значения. Такой анализ предполагает рассмотрение структуры психофизиологических характеристик и всей системы организации психофизиологических соотношений.

 

Комплексные психофизиологические характеристики

 

Многомерная оценка зависимости между особенностями личности и актуального психического состояния, с одной стороны, и физиологическими параметрами, определяющими уровень церебральной активации и вегетативно-гуморальное регулирование в условиях адаптационного напряжения, — с другой, может быть проведена на основе выделения комплексных психофизиологических факторов, включающих как психодиагностические, так и физиологические параметры и соответственно отражающих единое психофизиологическое реагирование в процессе адаптации. Среди первичных данных, подвергнутых с этой целью факторному анализу, были психодиагностические показатели, полученные с помощью методики многостороннего исследования личности и 16-факторного личностного теста Кеттелла (без учета вторичных факторов этого теста и дополнительных индексов, включающих эти факторы), и физиологические параметры, полученные путем полиграфической регистрации биоэлектрических потенциалов (фоновые результаты и данные о динамике их в процессе исследования, при вызывании ориентировочной реакции, при функциональных нагрузках, адресованных правому и левому полушарию). Эти результаты дополнялись данными об уровне АД и ЭСК. Факторному анализу были подвергнуты также показатели гуморальной активности САС (уровень экскреции катехоламинов и данные об относительной активности отдельных звеньев их обмена).

Анализ факторной структуры, объясняющей свыше половины (51.5%) общей дисперсии системы, позволил выделить три комплексных психофизиологических фактора (при 8-факторном решении), наиболее значимых и допускающих содержательную интерпретацию с точки зрения основных закономерностей адаптационного процесса: фрустрационной и эмоциональной напряженности; контроля поведения; энергетического потенциала и стрессоустойчивости. Психодиагностические составляющие этих факторов и направленность психофизиологических зависимостей практически полностью воспроизводились при раздельной факторизации психодиагностических параметров как с показателями активации и вегетативного регулирования, так и с данными о гуморальной активности САС.

Особо следует отметить констелляцию характеристик, вошедших в фактор фрустрационной и эмоциональной напряженности. Анализ структуры этого фактора (рис. 23, I) позволяет говорить о существенной роли его во всех основных аспектах психической адаптации: собственно психической, социально-психологической и психофизиологической; причем возрастание значений рассматриваемого комплексного фактора повышает вероятность нарушений всех перечисленных аспектов психической адаптации.

Рис. 23.

Комплексный психофизиологический фактор фрустрационной и эмоциональной напряженности (I), контроля поведения (II), энергетического потенциала и стрессоустойчивости (III).

« + » и «—» — соответственно положительная и отрицательная связь показателя с фактором (цифры — величина факторной нагрузки); Δ — величина изменения показателя по отношению к фону, КИ — конец исследования, ОРк — количество ориентировочных реакций до угашения. Индексы «а», «д» и «к» при ОР — соответственно амплитуда первого кожно-гальванического ответа, его длительность и количество реакций до угашения; АДС — АД систолическое, АДд — АД диастолическое; ф. — фон, с — счет.

Центральными элементами фактора являются индекс соотнесенной фрустрационной напряженности (что подтверждает ее роль в организации эмоционального стресса) и два показателя, соотношение которых определяет ее уровень: суммарная фрустрационная напряженность (входит в фактор с положительным знаком) и интеграция поведения (с отрицательным). Из параметров, характеризующих состояние собственно психической адаптации, в этот фактор входит также большая часть клинических шкал методики многостороннего исследования личности, в значениях которых проявляются изменения актуального психического состояния, связанные с интенсификацией механизмов интрапсихической адаптации. Как уже отмечалось, такая интенсификация обусловлена возрастанием тревоги. Повышение уровня данных шкал соответствует таким затрудняющим адаптацию явлениям, как снижение аффективного фона, тревожность, ригидность аффекта, выраженное своеобразие восприятия и переработки информации.

Значение фактора для социально-психологической адаптации определяется включением в его структуру ряда характеристик, существенных для микросоциального взаимодействия и отражающих его эффективность. Неудовлетворенность ситуацией и своим положением в ней, ограничение межличностных контактов, потребность в доминировании коррелируют с фактором положительно, уровень сознательного самоконтроля, легкость вхождения в среду, тенденция не привлекать внимания к своим затруднениям и вызывать социальное одобрение — отрицательно 1.  Необходимо отметить, что на микросоциальном взаимодействии сказываются также изменения поведения, обусловленные влиянием механизмов интрапсихической адаптации, в частности вторичный контроль эмоций, обесценивание исходных потребностей и ограничительное поведение, связанное с фиксацией тревоги.

Роль фактора в генезе нарушений психофизиологической адаптации определяется эрготропными сдвигами вегетативно-гуморального регулирования, сочетающимися с усилением церебральной активации и проявляющимися в повышении АД, увеличении ЧСС при выполнении значимых заданий, экскреции НА (при большей интенсивности его синтеза) и суммарной экскреции катехоламинов, их предшественников и метаболитов. Параллельно возрастанию значения фактора снижался уровень фонового сопротивления кожи, уменьшалась его стабильность и ускорялось угашение ориентировочной реакции.

Таким образом, комплексным фактором фрустрационной и эмоциональной напряженности описываются физиологические сдвиги, типичные для эмоционального стресса. В то же время некоторые физиологические параметры, которые обнаруживали значимые взаимодействия с суммарной и соотнесенной фрустрационной напряженностью, с интеграцией поведения (представляющими собой центральные элементы описываемого фактора), с уровнем тревоги и эмоциональной напряженности при раздельной оценке их соотношения с этими характеристиками, могут не включаться в комплексный фактор, а значение других может изменяться. Так, при положительной связи комплексного фактора фрустрационной и эмоциональной напряженности с общей секреторной активностью САС его связь с уровнем экскреции ДА и его метаболита ГВК отрицательна. При раздельном анализе зависимостей физиологических характеристик с тревогой, с суммарной и соотнесенной фрустрационной напряженностью отмечается положительная связь ДА, а в части случаев и ГВК с этими показателями. Изменение направленности соотношений в рамках комплексного фактора определяется более широкой оценкой психофизиологических зависимостей. ДА положительно коррелирует также с интеграцией поведения, усиление которой уменьшает значение комплексного фактора фрустрационной и эмоциональной напряженности, и с рассматриваемым ниже комплексным фактором энергетического потенциала. Следовательно, оценка всей совокупности связей в рамках комплексных психофизиологических факторов позволяет более полно и точно учесть значение тех или иных физиологических изменений.

Адаптационное значение фактора контроля поведения в основном связано с социально-психологическим аспектом психической адаптации. Его центральными элементами являются показатели, отражающие сознательный самоконтроль, интериоризацию норм поведения, предпочтение воспитанных поведенческих стереотипов, способность не привлекать внимания к своим затруднениям и ориентироваться на социальное одобрение 2.  Повышение значения фактора, очевидно, улучшает микросоциальное взаимодействие (рис. 23, II).

В силу взаимосвязи между различными аспектами психической адаптации улучшение социально-психологической адаптации положительно сказывается и на адаптации психофизиологической. В то же время влияние фактора на психофизиологическую адаптацию не столь однозначно. С фактором положительно коррелируют повышение уровня и лабильности АД, относительное увеличение интенсивности синтеза НА, а отрицательно — уровень кожного сопротивления. По мере возрастания значения фактора усиливается и церебральная активация. Такая зависимость между фактором и физиологическими сдвигами, характерными для состояния напряженности, по-видимому, отражает «физиологическую цену» сохранения эффективной социально-психологической адаптации. Взаимодействие с фактором механизмов интрапсихической адаптации разнонаправленно. Особенности психического состояния, в основе которых лежат отрицание и вторичный контроль эмоций, снижающие социальную ориентированность поведения, связаны с фактором отрицательно, тогда как соматизация тревоги и психастенические тенденции, способствующие социально ориентированному контролю, — положительно.

Сопоставление комплексных факторов контроля поведения, фрустрационной и эмоциональной напряженности позволяет показать, что подавляющее большинство психодиагностических характеристик, включающихся в оба фактора, входит в них с противоположным знаком. Исключение составляют психастенические тенденции, которые способствуют и эмоциональной напряженности, и контролю поведения, а также высокий уровень свободы поведения (преимущественно в сфере межличностного общения), который способствует не только снижению эмоциональной напряженности, но и ослаблению поведенческого контроля. В то же время большая часть физиологических параметров (в том числе такие существенные для психофизиологической адаптации, как уровень церебральной активации, АД, относительная интенсивность синтеза НА), включающихся в оба фактора, входит в них с одинаковым знаком. Таким образом, роль комплексных факторов контроля поведения и эмоциональной напряженности в социально-психологической и (в меньшей степени) в собственно психической адаптации противоположна по направленности, тогда как их влияние на физиологическое регулирование может в значительной мере совпадать.

Адаптационное значение комплексного фактора энергетического потенциала и стрессоустойчивости обусловлено его ролью в процессе аллопсихической адаптации, т. е. в активном воздействии на среду с целью целесообразной трансформации взаимодействия в системе человек —среда. Центральными элементами этого фактора являются психодиагностические показатели, отражающие поведенческую активность и оптимистическую оценку перспективы, способность к преодолению препятствий, склонность к доминированию в группе, легкость вхождения в среду, свободу поведения в межличностном общении и расширение круга микросоциального взаимодействия. В рамках комплексного фактора эти параметры сочетаются с интеграцией поведения, также положительно с ним связанной3 (рис. 23, III). Значение комплексного фактора для повышения устойчивости по отношению к стрессогенным воздействиям обусловливается включением в него наряду с уже отмеченным показателем интеграции поведения таких психодиагностических параметров, как соотнесенная и суммарная фрустрационная напряженности, которые коррелируют с ним отрицательно.

По-видимому, повышением стрессоустойчивости объясняется то, что высокий энергетический потенциал реализуется при относительном снижении церебральной активации, систолического АД, ЧСС, уровня экскреции свободного НА и уменьшении интенсивности метаболизма катехоламинов с образованием ВМК. Положительная связь с фактором уровня экскреции предшественника катехоламинов ДОФА свидетельствует о сохранении достаточно высоких резервных возможностей САС. В то же время с данным комплексным фактором, как уже отмечалось, положительно коррелирует уровень экскреции свободного ДА и его метаболита ГВК.

Как и комплексный фактор контроля поведения, фактор энергетического потенциала и стрессоустойчивости неоднозначно связан с механизмами интрапсихической адаптации. Интенсивности воздействия таких механизмов, как обесценивание исходной потребности, фиксация тревоги, реализация эмоционального напряжения в непосредственном поведении (уменьшающие активность или целенаправленность поведения), отрицательно коррелируют с описываемым фактором, тогда как отрицание ангзиогенных стимулов и вторичный контроль эмоций (способствующие увеличению активности и стеничности) — положительно.

Этот комплексный фактор в основном положительно связан с эффективностью микросоциального взаимодействия, что помимо расширения круга такого взаимодействия проявляется в отрицательной корреляции с фактором показателя неудовлетворенности ситуацией, своим положением в ней и в положительной — со способностью не привлекать внимания к затруднениям.

Сопоставление комплексного фактора энергетического потенциала и стрессоустойчивости с фактором фрустрационной и эмоциональной напряженности позволяет показать, что подавляющее большинство и психодиагностических, и физиологических характеристик, входящих в оба комплексных фактора, включается в них с противоположными знаками. В качестве исключения можно отметить тенденцию к доминированию и аффективную ригидность (механизм вторичного контроля эмоций), которые в зависимости от включения в ту или иную психофизиологическую констелляцию могут способствовать повышению либо эмоциональной напряженности, либо энергетического потенциала и стрессоустойчивости.

Выделение в качестве комплексных психофизиологических факторов фрустрационной и эмоциональной напряженности, с возрастанием которой повышаются вероятность адаптационных нарушений и напряженность механизмов интрапсихической адаптации, контроля поведения, улучшающего взаимодействия с окружением, энергетического потенциала и стрессоустойчивости, которые в условиях адаптационной напряженности служат предпосылкой уменьшения эмоционального стресса и целесообразного воздействия на среду, позволяет считать, что адаптационное значение и психодиагностических, и физиологических характеристик может трансформироваться в зависимости от включения в ту или иную психофизиологическую систему. Соответственно и адекватная интерпретация этих характеристик возможна только при оценке таких изменений в общем контексте психической и психофизиологической адаптации.

  1. Показателями тенденций, существенных для микросоциального взаимодействия, служили факторы О и Е теста Кеттелла, шкалы 0 методики многостороннего исследования личности (положительно связанные с комплексным фактором), факторы F, Q3 теста Кеттелла и шкалы К и L методики многостороннего исследования личности (отрицательно связанные с комплексным фактором).
  2. Эти характеристики отражают факторы Q3, G, N теста Кеттелла, шкалы К и L методики многостороннего исследования личности.
  3. Перечисленные характеристики отражаются в уровне факторов Н (который входит в комплексный фактор с наибольшей факторной нагрузкой и в значительной степени определяет энергетический потенциал даже при изолированной оценке), Е, F и С в тесте Кеттелла, шкалы 9 методики многостороннего исследования личности, положительно коррелирующих с комплексным фактором, и шкалы 0 указанной методики, связанной с ним отрицательно.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Хостинг КОМТЕТ