Donate - Поддержка фонда Ф.Б.Березина

Особенности психической адаптации и способность к предотвращению и избеганию угрозы в проф. деятельности

Этот аспект проблемы стал предметом направленного изучения из-за его важности для профессиональной безопасности, способность к обеспечению которой служит одним из основных критериев профессиональной успешности. Это, в частности, касается зависимости между особенностями психической адаптации, психофизиологическими характеристиками и предрасположенностью к несчастным случаям. Наличие такой зависимости было показано при исследовании различных профессиональных контингентов. Литература, относящаяся к этой проблеме, подробно рассмотрена в монографии М. А. Котика [1981]. Возникновение нарушений психической адаптации, которые могут проявляться импульсивностью, эмоциональной неуравновешенностью, депрессивной тенденцией, психосоматическими расстройствами, при этом оказывается весьма существенным [Crawford, 1971; Brody, 1973].


В условиях, предъявляющих повышенные требования к адаптационным механизмам, зависимость между эффективностью психической адаптации и способностью предвидеть или устранять угрозу в профессиональной деятельности представляется особенно значимой. Это положение находит подтверждение при анализе частоты аварий и травм в группах, различающихся по эффективности психической адаптации: удельный вес аварий и травм в контингенте с неустойчивой психической адаптацией почти в 2 раза выше, чем при стабильной адаптации (различие достоверно при P<0.01).


Нарушения психической адаптации, ведущие к повышению риска аварий и травм, в значительной мере связаны с определенными особенностями личности. Это касается преимущественно двух личностных типов, доля которых в контингенте совершивших аварии или имевших травмы наиболее велика. К первому тину относятся психастенические личности с развитым механизмом фиксации тревоги. Наряду с повышенной тревожностью (нередко со склонностью к колебаниям настроения) они отличаются и высоким чувством ответственности, стремлением максимально учесть все аспекты ситуации. Лица с такими характерологическими особенностями благодаря своей добросовестности достаточно успешны в обычной деятельности, но их эффективность резко снижается при необходимости принимать экстренные решения в условиях дефицита времени и недостаточной информации, в связи с чем становится невозможным выбор правильной линии поведения в неожиданных угрожающих ситуациях. Вероятность возникновения травм и аварий у лиц такого тина особенно велика при нарушениях психической адаптации, причем именно здесь наиболее возможно рассогласование между собственно психической и социально-психологической адаптацией, в результате которого достаточная успешность деятельности поддерживается ценой нарастания психической и психофизиологической напряженности.


Ко второму типу относятся лица, склонные к непосредственной реализации в поведении возникающих побуждений. Результатом этого являются недостаточная способность руководствоваться принятыми правилами и нормами, корригировать поведение на основе собственного негативного опыта и склонность к импульсивным поступкам, реакциям раздражения и гнева. Поскольку при этом риск возникновения аварий и травм связан с недостаточной интериоризацией нормы, недостаточной обучаемостью и чрезмерной свободой поведения, лица этого типа отличались низкой успешностью и в стабильных условиях деятельности (нарушение и собственно психической, и социально-психологической адаптации).

Более редким в контингенте совершивших аварии и имевших травмы является аутистический тип, характеризующийся выраженным своеобразием восприятия и оценки ситуации. Но в данном случае риск нарушений безопасности значимо возрастает только при наличии стойких нарушений психической адаптации.

В анализируемом контингенте перечисленные тины личности составляли 79.6 % среди совершивших аварии и имевших травму, а в остальной группе — только 27% (Р < 0.001). Тенденции, характеризующие рассмотренные типы личности, включались и в совокупность значимых параметров при использовании дискри-минантного анализа для разделения исследованного контингента но критерию аварийности и травматизма. Показатели, отражающие фрустрационную и эмоциональную напряженность, уровень тревожности, реализованную лабильность, входят в выделенную совокупность с отрицательным знаком и соответственно способствуют нарушению безопасности профессиональной деятельности. В комплексе характеристик, определяющих микросоциальное взаимодействие, способность к интериоризации социальной нормы, к усвоению правил и норм поведения (которые становятся, таким образом, собственными нормами индивидуального поведения, соблюдаемыми в силу внутренней потребности) оказывалась значимой для предотвращения нарушений безопасности деятельности, тогда как выраженная склонность к реакциям протеста, эксплозивным вспышкам, пренебрежение установленными нормами, недовольство ситуацией и своим положением в ней оказывались прогностически неблагоприятными. Недостаточная способность усваивать принятую норму, реакции протеста и эксплозивные проявления приобретают особое значение, если они выражены в такой степени, что приводят к нарушению психической адаптации и в основном определяют поведение. В этом случае риск совершения аварий и получения травм возрастает, даже если другие характеристики, учитываемые дискриминантным анализом, имеют относительно благоприятные значения.


Механизмы воздействия комплекса психодиагностических параметров, отражающих уровень и особенности формирования эмоционального стресса, и комплекса, определяющего микросоциальное взаимодействие, различны. Высокий уровень эмоциональной напряженности, склонность к тревожным реакциям затрудняют принятие решения, особенно в условиях дефицита времени и при невозможности учесть все факторы, от которых могут зависеть последствия решения. Скорость и точность ССМР уменьшаются параллельно нарастанию тревоги. Между тем в ситуациях, которые могут приводить к авариям и травмам, адекватность действий в существенной степени определяется способностью к выбору и реализации оптимального варианта поведения в кратчайший срок. Помимо этого высокий уровень тревоги оказывает влияние на моторные навыки, вызывая изменения и неравномерность амплитуды движений и увеличение моторных девиаций (что выявляется в результатах исследования с помощью методики миокинетической психодиагностики). Вместе с тем тревожные личности могут достаточно успешно осуществлять операторскую деятельность в стабильных условиях при постоянном и произвольно избираемом темпе.


Недостаточная способность руководствоваться принятыми нормами и осуществлять коррекцию поведения на основе собственного негативного опыта, выраженная потребность в протесте способствуют чрезмерной склонности к риску, созданию угрожающих ситуаций, возрастанию вероятности ошибок и импульсивности действий при их возникновении. В этом случае низкая точность реакции (даже при малой ее скорости) оказывается препятствием к достижению высокой успешности при операторской деятельности как в стабильных, так и в чрезвычайных обстоятельствах.


Среди психологических факторов, влияющих на вероятность возникновения чрезвычайных ситуаций, важное место занимают особенности мотивации. Изучение мотивации достижения в связи с проблемой безопасности (с помощью теста Хекхаузена) показало, что суммарная мотивация достижения в группе, неуспешной по критерию аварийности и травматизма, обнаруживала тенденцию к повышению. Лица, вошедшие в эту группу, предпринимают больше усилий для достижения результата и особенно для избегания неудачи, в большей мере ожидают успеха и одновременно опасаются неудачи, испытывают большую потребность в одобрении своей деятельности. Сочетание интенсивных и близких но выраженности мотиваций достижения успеха и избегания неудачи (низкая чистая мотивация) создает интрапсихический конфликт, затрудняющий целенаправленную деятельность и выбор между возможными вариантами поведения (рис. 17).

Рис. 17.

Особенности мотивации достижения (а) и ее отдельных категорий (б) у лиц, имевших (I) и не имевших (II) аварий и травм.

НЕ, FM, 2 и НЕ — FM — то же, что и на рис. 5. В — потребность в успехе: I — инструментальная деятельность, направленная на его достижение; Е — ожидание успеха; Th — тема успеха; Вm, Im, Em,  и Thm — те же категории и мотивации избегания неудачи; L — похвала; g+ и g- — соответственно положительная и отрицательная эмоциональная окраска деятельности; T — порицание; М — неуспех.

Неблагоприятное влияние усиления мотивации достижения на осуществление сложных сенсомоторных реакций при одновременном повышении уровня тревоги получило прямое подтверждение в работе, выполненной под нашим руководством В. В. Шараем [1979]. При моделировании сложной зрительно-моторной реакции в группах, разделенных но уровню тревожности и суммарной мотивации достижения, время реакции у высокомотивированных испытуемых увеличивалось по мере нарастания уровня тревоги, составляя в группах с низкой, средней и высокой тревогой соответственно (299 ± 3), (397 ± 4) и (409 ± 9) мс при высокой достоверности различий. Вместе с тем при низкой тревожности (свойственной лицам, склонным к непосредственной реализации возникающих побуждений в поведении) повышение уровня мотивации достижения приводило не только к возрастанию скорости реакции, но и к достоверному увеличению количества ошибок: от (37 ± 3) до (51 ± 3) % от общего числа реакций при Р < 0.001. И время ССМР на один правильный ответ, и среднеквадратичное отклонение результата при реакции СДО, отражающее ее точность, вошли в совокупность признаков, выделенных при дискриминантном анализе.

Зависимость между эффективностью адаптационного процесса и производственной безопасностью проявляется в достоверно более высокой доле лиц с эффективной психической адаптацией в группе, осуществляющей деятельность без аварий и травм, и лиц с ее нарушениями в группе, неуспешной по этому критерию (см. рис. 15, б). Об этом же свидетельствует включение (с отрицательным знаком) уровня профиля методики многостороннего исследования личности в выделенную дискриминантным анализом совокупность признаков, разделяющих группы по критерию аварийности и травматизма.

Особенности психической адаптации, обусловливающие способность обеспечивать безопасность производственной деятельности, характеризуются, с одной стороны, поддержанием достаточной бдительности даже при относительно монотонной деятельности, а с другой — возможностью переработки экстренной информации, принятия и реализации решения в условиях дефицита времени. Обе эти группы характеристик оказывают влияние на величину показателей но шкале предрасположенности к травмам и авариям, которая разработана на базе методики многостороннего исследования личности для описываемого контингента.

На физиологическом уровне устойчивому вниманию к исходящим извне стимулам и способности к интенсивной переработке информации соответствует выраженное возрастание церебральной активации при функциональной нагрузке: в группе успешно избегающих аварий и травм α-индекс резче снижается в процессе переработки информации при проведении счетных операций (рис. 18). Эта редукция носит и более дифференцированный, чем в альтернативной группе, характер: поскольку указанная нагрузка адресована левому полушарию, отношение α-индекса в правом и левом полушарии (коэффициент право/лево) существенно возрастает. Различие между группами по этому коэффициенту, недостоверное в фоне и при мысленном представлении производственных операций, при счете в уме становится достоверным.

Рис. 18.

Показатели церебральной активации и вегетативного регулирования при отсутствии (1) и наличии (2) аварий и травм.

КИ — конец исследования; ф — фон, с — счет, з. о — зрительный образ


Другие значимые различия в физиологических характеристиках касались кожно-гальванического ответа на нейтральный стимул. Отсутствию аварий и травм соответствовали большая амплитуда кожно-гальванического ответа и при значимых нагрузках, и при неожиданном воздействии нейтрального раздражителя, а также большая скорость угашения ориентировочной реакции. Выраженность КГР при внешнем воздействии, как уже указывалось, можно рассматривать в связи с принятием решения и готовностью индивидуума к действию. Соответственно увеличение амплитуды КГР в этих условиях благоприятно. Однако неспособность своевременно определить нейтральный характер сигнала препятствует разграничению существенной информации и шума, снижая помехоустойчивость. В этой связи чрезмерная длительность угашения ориентировочной реакции оказывается нецелесообразной с точки зрения организации деятельности, особенно в угрожающей ситуации. Кроме того, способности эффективно действовать в критических ситуациях соответствовала меньшая выраженность физиологических коррелятов эмоционального напряжения. В группе, способной осуществлять деятельность без аварий и травм, отмечались меньшая ЧСС (особенно при мысленном представлении образа профессиональной ситуации и после функциональных нагрузок), а также более высокий уровень ЭСК.

Физиологические параметры при дискриминантном анализе вошли в совокупность признаков, значимых для избегания аварий и травм, причем комплексная дискриминантная функция была более эффективной при разграничении групп, чем функция, учитывающая только психодиагностические или физиологические характеристики. Таким образом, и в этом случае, как и при оценке производственной успешности в стабильных условиях, применение многомерного дискриминантного анализа с использованием пошаговой процедуры позволяет выявить связь эффективности не столько с отдельными психодиагностическими или физиологическими параметрами, сколько со сложно организованной комплексной психофизиологической функцией.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Хостинг КОМТЕТ