Donate - Поддержка фонда Ф.Б.Березина

58. «Дело Великовского»

К предыдущему

К началу

К содержанию

В знойный июльский день 1966 года у дома номер 76 на Хартли-авеню остановился мотоцикл. Двое симпатичных юношей неожиданно, не предупредив заранее о своем визите, нагрянули к Великовским. Они приехали в Принстон из Нью-Йорка с официальной миссией. Оказывается, в Бруклине существует Общество обозревателей небес, объединяющее студентов и старшеклассников – любителей астрономии. На своем собрании молодые люди единогласно избрали Великовского почетным членом общества.

Великовский мысленно улыбнулся, оставаясь внешне абсолютно серьезным. Пфейфер, Адамс, Эйнштейн, Гесс, даже споря с ним по поводу его теории, даже не соглашаясь с ней, отлично понимали, чего он стоит как ученый. Еще в большей степени это относится к Калену, Шаеферу и другим, которые считают его величайшим ученым. В университетах, в научных обществах, после лекций аудитории стоя устраивают ему овации. Но никто еще не избирал его своим почетным членом. (Спустя десять лет профессор Рансом скажет по поводу книги «Эдип и Эхнатон», что третья степень по литературе была бы гарантирована за менее существенное исследование).

И вот сейчас два юных посланца, промчавшись на мотоцикле около 150 километров, явились объявить об избрании его, 71-летнего старика, членом молодежного общества. Забавно, даже смешно. Но приятно. Потому, что устами младенцев, как говорится, глаголет истина.

Пока Элишева поила посланцев чаем, Великовский внимательно слушал их рассказ об Обществе, об увлечении астрономией, о Бруклине. В знак благодарности за избрание его почетным членом Великовский пообещал юношам написать статью для их журнала.

Разумеется, обещание выполнил.

Лекции, дискуссии, участие в симпозиумах отнимали уйму времени и сил. Стал ощущаться возраст. Тем не менее. Великовский продолжал работать почти с прежней интенсивностью. Он посылал Гессу меморандумы с четко обоснованными предложениями программы исследований космического пространства.

Ученые и журналисты отметят потом, что, если бы NASA строила космические проекты согласно предложениям Великовского, это сэкономило бы американским налогоплательщикам многие десятки миллионов долларов.

Великовский внимательно следил за всем новым, появляющимся в астрономии, биологии, геологии, палеонтологии и истории. Ежемесячно он прочитывал и просматривал сотни журналов на английском, немецком, русском и французском языках.

Еще в 1954 году в Лондоне была издана книга Вилфрида Фрэнсиса «Уголь, его образование и состав». Среди прочих теорий автор рассматривал точку зрения Великовского и Нильсона об образовании угля в результате катастроф. Второе издание книги появилось в Лондоне в 1961 году. Фрэнсис писал: «Эти свидетельства строго поддерживают теорию, согласно которой обугливание произошло во время интенсивных лесных пожаров, потушенных наводнением прежде, чем леса были полностью уничтожены. Эти свидетельства хорошо совпадают с теорией образования угля, предложенной Великовским».

А сейчас, в 1966 году в «Science» появилась статья Оро и Гана, в которой черным по белому было написано, что ароматические и другие углеводы могли возникнуть во время столкновения между планетой и кометой. Это было еще одним подтверждением теории Великовского об образовании нефти.

Возможность образования нефти миллионы лет назад, что было одним из постулатов теории единообразия, уже давно была поставлена под сомнение, когда радиоуглеродным методом было установлено, что нефть, поднятая со дна Мексиканского залива, не старше 9000 лет.

Идеи Великовского подтвердились в астрономии, геологии, палеонтологии, истории. Это не могло не привлечь внимание все большего количества ученых к его работам и к тому, как они были приняты научным истеблишментом. Даже спустя два года после выхода в свет «ABS», посвященного «делу Великовского», в редакцию продолжали приходить письма с просьбой прислать этот номер журнала. Поэтому де Грация и его соредакторы решили, несколько расширив и обновив материал, издать книгу под названием «Дело Великовского». Книга вышла в свет в 1966 году и сразу же привлекла внимание интеллигенции.

Ученые, зависящие от различных фондов или работающие в государственных учреждениях, читали книгу тайком. Почему? Властвует страх остаться без финансирования научных исследований, страх повредить карьере…

В ту пору и значительно позже профессор де Грация считал, что подобные страхи в подавляющем большинстве случаев можно было подавить и действовать согласно совести. Он верил в «счастливый конец», примером чему может служить его собственное участие в «деле Великовского».

«Британская энциклопедия», верная ортодоксальной науке, все-таки поместила биографическую статью о Великовском. Спустя несколько лет один из редакторов приложения к Энциклопедии — «Книги года», доктор Люстиг, написал для приложения статью в стиле обычных критиков Великовского. В письме Люстигу де Грация указал не только на отдельные ошибки, но также на порочность всей позиции автора. В ответе ему Люстиг, отвергая логику доказательств, упорно стоял на своем. Казалось, чего можно ожидать от такого ярого противника Великовского? Прошло некоторое время. Доктор Люстиг стал главным редактором нового энциклопедического издания в Принстоне. Он обратился к Де Грация с предложением написать для его издания три статьи. Трудно сказать, ожидал ли Люстиг, что де Грация воспользуется возможностью вспомнить о «деле Великовского». Но он не предал анафеме ученого, замешанного в этом деле.

К началу

К содержанию

К комментариям в ЖЖ

Читать дальше


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Хостинг КОМТЕТ