Donate - Поддержка фонда Ф.Б.Березина

57. Университеты открывают двери. «Космос и хронос»

К предыдущему

К началу

К содержанию

В 1964 году университеты приоткрыли двери аудиторий, чтобы из уст самого Великовского услышать о его «крамольных» гипотезах. До этого только благодаря стараниям Гесса о них слышали в Принстоне из уст автора. 13 февраля 1964 года Великовский опять выступил перед Форумом аспирантов Принстонского университета. Снова, как и прежде, лекция произвела неизгладимое впечатление на аудиторию. Снова профессора, несогласные с теорией Великовского, заявляли, что впечатление зависит не столько от того, что он излагает, — хотя, конечно, знаний у этого человека хватило бы на десяток профессоров, — сколько от того, как он это преподносит. Трудно понять, в чем именно заключается волшебная сила его речи, несмотря на непреодолимый русский акцент.

Отношения между Великовским и Гессом претерпели существенную эволюцию — от взаимной симпатии двух интеллигентных людей до дружбы, несмотря на то, что оба исповедовали различные философские концепции. Без громких слов и жестов Гесс снова продемонстрировал, что значит быть другом.

С интересом и нетерпением Принстон ожидал публичную дискуссию между Великовским и Колином Питтендраем по поводу дарвиновской теории эволюции. Несколько лет назад Питтендрай, профессор биологии Принстонского университета, пришел в гости к Великовскому.

Питтендрай признался коллегам, что, несмотря на диаметрально противоположные позиции в биологии, он не может устоять перед уникальным интеллектом Великовского, перед огромным запасом знаний и личным обаянием этого необычного человека. Конечно, он не согласен с ним, но общение с Великовским доставляет ему огромное удовольствие.

Противникам, встречающимся за шахматной доской, вовсе не нужна общность мировоззрения, чтобы насладиться встречей.

Сейчас профессор Питтендрай поставил условие: во время дискуссии Великовский не должен приводить проблему вымерших видов животных как аргумент против дарвиновской теории. «Помилуйте, – говорил Великовский, – но это подобно состязанию на ринге двух боксеров, у одного из которых связаны руки».

Отношения между участниками предстоящей дискуссии становились напряженными. Но Великовский не мог отказаться от защиты своей позиции во время дискуссии.

Гесс не хотел, чтобы уменьшилось число людей, поддерживающих приятельские отношения с Великовским. Походя, словно делает нечто совсем несущественное, он предложил себя оппонентом вместо Питтендрая.

Это проявление дружбы до глубины души растрогало Великовского.

В обществе Вудро Вильсона в Принстонском университете Великовский прочитал лекцию 16 марта 1964 года. В апреле и мае состоялись его лекции в Киука-колледже, в Обурн-колледже, и в Юнион Карбид. Всюду — восторженный прием. Всюду уверенность студентов и молодых ученых в том, что близок день полного и всеобщего признания неоценимых заслуг Великовского перед наукой. Всюду реакция несогласных с Великовским профессоров: конечно, он неправ, но это необыкновенный человек! В Юнион Карбид не оказалось несогласных. Инженеры восприняли доказательства Великовского как само собой разумеющееся.

В сентябре старый верный друг Гораций Кален организовал выступление Великовского в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке. Очередной триумф был воспринят Каленом, как личный успех.

К началу лета 1965 года «Миры в столкновениях» были изданы в США в твердых переплетах 16 раз, в Англии — 15 раз. Тринадцать изданий выдержала в Англии «Земля в переворотах». В это время компания «Дельта» осуществила первое издание «Миров в столкновениях» и «Земли в переворотах» в мягких переплетах.

Могли ли Шапли и ему подобные оставить такое событие «не отмеченным», тем более, что исполнилось 15 лет после выхода в свет первой книги Великовского и все, предсказанное им, подтвердилось и ни одно из его предсказаний не было опровергнуто? Могли ли Шапли и ему подобные прекратить разрушительные действия против Великовского, если, несмотря на их титанические усилия, его популярность в научном мире росла, а его отвергнутые и оклеветанные теории с каждым годом все прочнее укреплялись в науке?

Гарвардская обсерватория делала все возможное, чтобы опорочить Великовского. Верный старому Шапли, Менцель старался не менее Пайн-Гапошкин. Кое-что пока получалось. Но, если честно признаться, это – поражение. От человека, не причастного не только к астрономии, но и вообще к точным наукам.

Когда летом 1965 года до Шапли дошел слух о том, что «News Week» готовит статью о Великовском в связи с открытиямими американского космического корабля «Маринер II», он позвонил в редакцию и, придав своему голосу былую снисходительную уверенность, посоветовал не делать такой глупости.

В редакции встревожились. Черт его знает, кто прав? С одной стороны, вроде бы абсолютно определенные открытия и абсолютно определенное предсказание этих открытий, с другой, – старый Шапли. Он-то ведь что-то знает. В «News Week» статья не появилась.

Зато сейчас, летом 1965 года, в приложении к «Геральд трибюн» «Book Week» — в Нью-Йорке, в «Вашингтон пост» и в "Examiner» в Сан-Франциско появилась еще одна рецензия на «Миры в столкновениях», написанная Вилли Лейг автором популярных произведений о космических путешествиях. То ли уровень Лея был не выше развлекательных писаний о ракетах, то ли он выполнял заказ Шапли и ему подобных, но рецензия содержала старые, пятнадцатилетней давности аргументы гонителей Великовского, приправленные невежественными замечаниями автора статьи.

«Book Week» предложил Великовскому ответить на эту рецензию. 9 сентября 1965 года была опубликована большая статья Великовского. Бедный Лей! Великовский воспользовался возможностью выпороть в его лице всех своих критиков.

Профессор Кален получил большое удовольствие от этой статьи. Великовскому он написал по этому поводу: «Я думаю, ты вогнал Лея в позицию, из которой ему будет очень трудно выбраться».

Старый добрый Кален следил за успехами Иммануила и радовался им. Преданный науке ученый, он давным-давно был уверен, что все станет на свои места. Пройдет лет десять. Улягутся страсти. Новые открытия подтвердят гипотезы Иммануила. Наука — это река, несущая воды фактов в море истины. Все образуется. Гораций Кален исходил из своих моральных принципов, считая, что они свойственны любому человеку, считающему себя ученым. Он ничего не знал о том, что недруги Иммануила, не прочитавшие ни единой строчки в его работах продолжают вести себя точно так же, как тогда, когда вышли в свет «Миры в столкновениях». Он знал о многочисленных приглашениях посланных Великовскому из различных университетов. Этим определялась мера успеха Иммануила, следовательно, правильность давнего прогноза, сделанного Каленом.

Действительно, приглашения поступали из многих университетов. Но произошло нечто более важное для Великовского.

Примерно через месяц после второй лекции у Калена в Новой школе социальных исследований, 18 января 1965 года, в Принстонском университете была создана группа «Космос и хронос». Это был единственный в своем роде симпозиум, собиравшийся периодически в течение нескольких лет для обсуждения проблем, связанных с теориями Великовского. Инициатором создания группы «Космос и хронос» был профессор Гесс.

Видные ученые, представители различных областей знаний, собирались в разных университетах Америки, чтобы обсудить очередной доклад Великовского. Случалось так, что значительная часть членов симпозиума, подобно Гессу, не была согласна с концепцией докладчика.

Но в группе «Космос и хронос» обсуждение всегда носило строго научный характер. Неопровержимые аргументы Великовского постепенно убеждали все большее число оппонентов сделать очередной шаг, приближающий их к его позиции.

В феврале и марте 1965 года Великовский выступил с лекциями в Кентском колледже, в Оберлин-колледже, в большой аудитории знаменитого Технологического института Карнеги и Питсбургского университета, в университете Брауна

Май 1965 года можно было назвать месяцем триумфального шествия Великовского по Америке: 5 и 4 мая лекции в Квинс-колледже, 6 — лекция на физическом факультете университета Дюка, на следующий день — выступление перед аспирантами политических наук того же университета. Естественно, темы лекций, прочитанных физикам и гуманитариям, были различными. 10 мая состоялась лекция Великовского в Американском университете, 17 мая — в колледже в Гласборо. 19 мая — в Колумбийском университете. 26 мая Великовский с блеском выступил перед наиболее взыскательной аудиторией Американского института аэронавтики и астронавтики и Американского технологического института в Нью-Йорке.

У Горация Калена были основания радоваться успеху друга, которому в июне исполнилось семьдесят лет.

15 октября Великовский прочитал две лекции: одну — в Корпорации любителей астрономии, вторую — в Объединенном юношеском колледже. Молодежь принимала его восторженно. Как правило, люди сорока-пятидесятилетнего возраста кажутся юношам стариками. Великовский, который даже ровесникам казался мудрым патриархом, воспринимался молодежью как сверстник.

Лекции Великовского на Форуме аспирантского колледжа Принстонского университета стали традицией, оставаясь, тем не менее, значительным событием. Сменялись поколения. Но в Принстоне не забывали о первой лекции Великовского на Форуме 1953 года, о предсказании им великих открытий. Сейчас, 27 октября 1965 года, Великовский снова выступал с лекцией на Форуме аспирантов. Как и обычно, как и в других университетах зал был заполнен до отказа.

Через две недели Великовский повторно выступил в Принстонском университете с другой лекцией. Еще через две недели 23 ноября, студенты и преподаватели Принстонской Теологической семинарии услышали блестящую лекцию о научной ценности Библии. Лекция в Конгрегации Бней Иешурун была увлекательным рассказом о мостах между религией и наукой.

В 1966 году Великовский впервые прочитал курс лекций в университетах Калифорнии. В марте он выступил в Темпл-университете в Филадельфии, в апреле – в Свэртмор-колледже и в Йельском университете.

Лекция в Йельском университете «Пирамиды. Их цель и ориентация» произвела на аудиторию такое впечатление, что слушавшие Великовского ученые сочли своим долгом как-то помочь ему в пропаганде идей. Это нашло свое выражение в специальном выпуске Йельского научного журнала через год после визита Великовского.

В мае 1966 года Великовский прочитал лекции в университете Дрю и в баптистском Истерн-колледже.

Даже злейшие недруги, сжав зубы, говорили о писательском и лекторском таланте Великовского. Правда, успех лекций они объясняли «гипнотизерскими» способностями.

Историк науки, просмотрев кинофильмы, видеокассеты и прослушав магнитофонные записи лекций Великовского, сможет убедиться в том, что не «гипнотизерские способности» – причина неслыханного успеха, а содержание, логика фактов, глубокое знание огромного материала и феноменальная память, позволявшая Великовскому, отвечая на вопросы, мгновенно ссылаться на научную литературу в различных областях знаний.

К началу

К содержанию

К комментариям в ЖЖ

Читать дальше

2 Responses to “57. Университеты открывают двери. «Космос и хронос»”

  • Владимир:

    Очень интересно!

    • berezin-fb:

      Глубокоуважаемый Владимир!

      Возрастающая популярность Великовского, большое количество его выступлений в различных аудиториях действительно представляются интересными. Мне хотелось бы, чтобы Вы уточнили, что именно кажется Вам наиболее интересным.

      До связи,

      Березин


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Хостинг КОМТЕТ