Donate - Поддержка фонда Ф.Б.Березина

Послесловие

К предыдущему

К началу

К содержанию

На следующий день, в воскресенье 18 ноября 1979 года Элишева похоронила его в Оушен Кантри, на Томс Ривер бич. Она не стала дожидаться приезда дочерей, тем более кого-либо из ученых, считавших себя последователями Великовского. Только спустя несколько дней они узнали о смерти своего кумира. В Принстоне отнеслись к этому с пониманием. Старожилы помнили: гроб Эйнштейна сопровождали всего лишь восемнадцать человек.

Мучительно тяжко было Элишеве остаться одной после почти 57 лет совместной жизни с великим человеком. Элишева знала смысл русского корня слова Великовский. Как он соответствовал его значению! Даже в смерти Господь отметил его. В субботу 27 хешвана, когда читается глава Пятикнижия о смерти Авраама, Господь призывает к себе самых праведных. Иммануил уснул в кресле с Библией на коленях.

Сознание этого слегка притупило невыносимую боль потери. Пятьдесят семь лет она помогала великому человеку. Счастливая доля досталась ей. Господь оставил ее сделать все посильное, чтобы продолжить дело Иммануила. Но что в ее силах? Архив, бесценный архив. Иммануилу хотелось прежде всего опубликовать «Человечество в амнезии». Поэтому первоочередная задача — связаться с издательством.

Эта книга вышла в свет в 1982 году.

Архив Великовского был в идеальном порядке. Более чем всегда Элишева была уверена в том, что его реконструкция естественной и человеческой истории станет существенной частью официальной науки. Тогда любой бумажке из его архива не будет цены. Но уже сегодня, не ожидая счастливых времен, до которых она вряд ли доживет, надо опубликовать все, что возможно.

В 1981 году Элишева еще успела увидеть только что вышедшую из печати книгу «Звездочеты и гробокопатели».

Как мечтал о ней Иммануил! Как она сопротивлялась ее изданию в пятидесятых годах! Жаль, что он не может полюбоваться изумительной полиграфической работой, проделанной издательством. История создания и публикации «Миров в столкновениях». На тыльной стороне суперобложки отличная фотография бюста Иммануила, который она лепила с такой любовью. Все, знавшие Великовского, убеждены: это сфотографирован не бюст, а живой Иммануил. Устремленный вперед профиль пророка. Кто знает, может быть ей не следовало препятствовать изданию этой книги в пятидесятых годах?

Элишева Великовская, талантливый скрипач и одаренный скульптор, женщина, полностью посвятившая себя мужу, скончалась 24 июня 1981 года в возрасте 88 лет. Ее похоронили рядом с Иммануилом Великовским. До последнего дня своей жизни она внимательно следила за всем, что имело отношение к трудам и имени мужа.

Бесценный архив Великовского остался без архивариуса. Рукописи четырех неопубликованных книг — «Время Исайи и Гомера», «Сатурн и Потоп», «Юпитер-громовержец» и «Орбита», статьи, заметки, магнитофонные и видеомагнитофонные записи его выступлений в университетах и интервью, кассеты с записями радиопередач американских, канадских и европейских вещательных компаний.

Все это огромное богатство ждет исследователей.

Все большее число университетов включает в свою программу «курс Великовского». Новая школа социальных исследований в Нью-Йорке, то самое высшее учебное заведение, деканом которого в конце сороковых годов был профессор Гораций Кален, — одно из многих мест в Америке, где преподается «курс Великовского». Но пока это — всего лишь течение в океане…

В январе 1980 года писатель Кларк Велтон пригласил престарелого Этвотера выступить перед преподавателями и студентами школы с воспоминаниями о Великовском. Этвотер охотно согласился. На вопрос Велтона, не сожалеет ли он о своем участии в истории с изданием «Миров в столкновениях», которая стоила ему карьеры, Этвотер ответил:

«Да. Я сожалею. Сожалею, что так отнеслись к доктору Великовскому. Он был великолепным человеком, и то, что они сделали по отношению к нему, было бесчестным. Это то, что ранило меня больше всего».

Этвотер не рассказал, что после увольнения пережил тяжелейшую депрессию, связанную с разочарованием в людях американской науки. Он считал их безупречными борцами за истину, и вдруг оказалось, что очень многие из них всего лишь мелкие обыватели, украшенные степенями и званиями. Именно депрессия и разочарование были причиной его бегства на Бермуды.

Великовскому было несравнимо труднее, чем Этвотеру. Но он был борцом. Он не убегал. В книге не упомянуты все даже крупные обиды, глубоко ранившие Великовского. Что уж говорить о мелких..

Обыватель, страдающий от отсутствия изъянов у своего соседа, не говоря уже об их отсутствии у великих людей, само существование которых иногда приводит его в уныние, не прочь заметить, что колоссальные тиражи книг Великовского явились источником невероятного обогащения. Поэтому, мол, не так уж существенно, верил ли он сам в свою реконструкцию . Главное, что он разбогател.

Великовский никогда ни от кого не получил ни единого цента для осуществления труда, по объему равного работе нескольких сотен ученых. И, тем не менее, он не стал состоятельным. Подсчет доходов доктора Великовского, учитывая все его гонорары, показывает, что он зарабатывал один доллар и тридцать пять центов в час (по курсу 1976 г.).

Увидев такую цифру, обыватель явно разочаруется. У обывателей от науки также есть достаточно поводов для разочарования.

«Фактически, битва завершена, – писала профессор Патерсон. – Д-р Великовский вышел из нее победителем, потому что его научные гипотезы о планетарных катастрофах имеют огромную предсказательную силу».

Профессор Патерсон, конечно, права. Доказательства победы Великовского внезапно проявлялись самым неожиданным образом. Например, в споре с Великовским Саган и Мулхолланд считали своим козырем то, что искусственные космические объекты, запущенные в США и в СССР, движутся по точно предсказанным орбитам, рассчитанным на основании ньютоновской теории.

Прошло всего несколько месяцев после выхода в свет книги «Ученые против Великовского», и Саган с Мулхолландом потеряли даже этот единственный «козырь». Советский спутник с ядерным двигателем – «Космос 954» – внезапно сошел с орбиты, едва не потерпев аварию. Ни один ученый не мог предсказать, ни даже объяснить, что произошло. Подобное случилось с американским спутником «Скайлаб», запущенным в 1973 году. Рассчитали, что он стабильно будет вращаться на своей орбите до середины 1980 года, после чего его поднимут на более высокую орбиту. И вдруг в марте 1978 года в NASA обнаружили, что спутник стоимостью в два миллиарда долларов в результате непредвиденного и непонятного изменения орбиты упадет на Землю в начале 1979 года.

Единственное доказательство точности движения космических объектов согласно теории Ньютона оказалось опровергнутым. А ведь даже в рамках этой теории, как писал профессор Басс, возможны были события, описанные в «Мирах в столкновениях». Что еще Саган, Мулхолланд и их сторонники могли выдвинуть против Великовского?

А им и не надо было что-то выдвигать! Очень метко сказал по этому поводу профессор Альфред де Грация: «Тысячи исследователей и ученых опровергали его работы. Немногие выступили, чтобы сразиться с ним или кем-либо из его команды, - они держали себя высокомерно; они выплясывали вокруг, изо всей силы они неловко ударяли по мячу; они изощрялись Когда все это было совершено, они заявляли, что не играли в настоящую профессиональную игру».

Все это правильно. Великовский действительно победил.

Но посетите книжные магазины Америки. Не специализированные, не при университетах — обычные книжные магазины. Не ищите книги Великовского в отделе «Наука». Вы обнаружите их на стеллажах среди книг о черной магии, астрологии, оккультизме и гадании на кофейной гуще

Разыскивая дом Великовских в Принстоне, я обращался к десяткам людей, в основном к студентам. Ни один из них не знал имени Великовского. Единственное, что лишь в какой-то мере притупило остроту реакции: на Мерсерстрит, буквально в нескольких метрах от дома, в котором жил и скончался Эйнштейн, я спросил нескольких студентов, не знают ли они, где находится дом Эйнштейна. Они не знали. И это — в Принстоне!

Стоит ли удивляться тому, что выпускники Еврейского университета в Иерусалиме тоже не знают имени Великовского.

В 1985 году израильский археолог с горечью рассказал, как он безуспешно пытался опубликовать статью, в которой доказывается, что все археологические находки в Израиле полностью подтверждают реконструированную хронологию Великовского, но никак не втискиваются в рамки ортодоксальной хронологии.

 «Табу» продолжает действовать!

Научно-популярные передачи телевидения адресованы, естественно, не исследователям и ученым. Не имеющие никакой научной ценности данные в области геологии, палеонтологии, эволюции, истории изрекаются с таким видом, словно в справедливости, в достоверности этих данных нет никаких сомнений. Даже вскользь не упоминают, что существует и другая точка зрения. А уж сказать, что другая точка зрения подтверждена новейшими открытиями в различных областях науки, вовсе не возможно. Придется тогда назвать имя Великовского. У людей могут возникнуть вопросы. Не дай Бог, пострадает «доброе имя» науки…

Великовский трудился, боролся, побеждал и умер. А научная мафия пока еще здравствует.

Но стоило ли писать эту книгу, не будь твердой уверенности в том, что мафию ждет поражение?

 

1984-1986 гг.

 

К началу

К содержанию

Читать дальше

К комментариям в ЖЖ

 

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Хостинг КОМТЕТ