Donate - Поддержка фонда Ф.Б.Березина

Изяслав Лапин. Стресс. Тревога. Депрессия. Алкоголизм. Эпилепсия. 14

ГЛАВА 7.

ЭПИЛЕПСИЯ

Почему «нейрокинуренины и эпилепсия»? Как экспериментальные исследования нейроактивности кинуренинов позволили выйти на эту проблему? Как только было сообщено в 1977 г., что КИН является естественным метаболитом мозга Qoseph, 1977), мы стали вводить растворы КИН, ХИК и других НЕКИ в желудочки мозга мышей и крыс и сразу обнаружили, что они обладают возбуждающим и конвульсивным действием (Lapin, 1978; 1980; 1981с).

Было положено начало применению эндогенных конвульсантов в моделировании судорожных состояний человека. Сопоставление экспериментальных, клинико-биохимических и клинических данных позволило прийти к заключению, что НЕКИ (КИН, ЗОН-КИН, ХИК) участвуют главным образом в больших судорожных и психомоторных припадках при эпилепсии и что по механизму действия НЕКИ сходны с веществами, угнетающими тормозные системы мозга (ГАМК, серотонин, таурин и др.), прежде всего с пенициллином, стрихнином, пикротоксином. Были начаты поиски эндогенных и синтетических антагонистов конвульсигенных НЕКИ. Установлено, что к эндогенным «антиконвульсантам» можно отнести КИК, КСАН, ГАМК, серотонин, мелатотин, церулеин, дофамин, глицин, таурин и др. (Лапин И. П., 1980; 1987; Лапин И. П., Рыжов И. В., 1983, 1987; Михайлов И. Б., Гузева В. И., Мельникова Н. В., 1995,1997; Рыжов И. В., Лапин И. П., 1981; Lapin. 1983а, 1985а, 1985b), к синтетическим — производные метил- и этил-имидазол-дикарбоновых кислот (Рыжов И. В. и др., 1988).

 

Таблица 5.

Эндогенные антагонисты эндогенных конвульсантов кинуренина и хинолиновой кислоты (см. Lapin, 1985b, 2000)

103b3a3e1b303f-8103b3a3e1b303f-9
Против КИН на крысах испытать какие-либо вещества было нельзя из-за того, что введение в желудочки мозга КИН вплоть до доз 800 мкг не вызывало судорог.

Сильнейший антиконвульсант против ХИК — церулеин уже в малых дозах 1-5 нг (в/жел) предупреждал судороги. Приведенный в табл. 5 конечный НЕКИ — никотинамид (НАМ) был эффективным на лабораторных животных против генерализованных судорог разной природы (Воронина Т. А., 1981; Крыжановский Г. Н., и др., 1980, 1982, 1985; Лапин И. П., 1983). НАМ потенцировал противоэпилептическую активность фенобарбитала у больных (Bourgois et al., 1983). Многие связанные с серотонином нейротропные эффекты НАМ объясняют воздействием НАМ на метаболизм ТРФ через ингибирование триптофанпирролазы (Green, Aronson, 1980).

3-индолпируват проявляет свою нейротропную активность действуя как прямо, исходной молекулой, так и как предшественник КИК, в которую он метаболизируется в тканях (Politi et al., 1991а, 1991b).

У больных эпилепсией подъем уровня КИН и ЗОН-КИН в крови коррелировал с тяжестью и частотой припадков, но не с интенсивностью других симптомов, таких, как расстройства личности, рецидивы, инвалидизация. Причинно-следственные отношения между подъемом уровня КИН и ЗОН-КИН в крови и припадками нуждаются в уточнениях, однако можно предположить, что повышение концентрации НЕКИ первично и влечет за собой развертывание припадка. Современная информация позволяет считать, что подъем уровня КИН и ЗОН-КИН на периферии может изменять функции мозга двумя путями: во-первых, достаточно существенным их проникновением через гемато-энцефалический барьер, во-вторых, за счет перераспределения свободного триптофана крови, в результате чего увеличивается его «утечка» с серотонинового пути на кинурениновый, приводящий к обеднению мозга серотонином.

Из «внутримозговых» проблем особое внимание привлекли две: 1) соотношение процессов в глие и нейронах эпилептогенных очагов, поскольку ХИК и основные НЕКИ, участвующие в судорогах, локализованы в глие, 2) взаимодействие хвостатого ядра (nucleus caudatus) и лимбических структур, прежде всего гиппокампа — потому, что именно хвостатое ядро было определено как триггер судорожной активности, провоцируемой ХИК в то время, как активность гиппокампа и других лимбических структур оказывает моделирующее воздействие (Козловский В. Л..1990; Lapin, 1985b, 1989; Lapin et al., 1991).

Практическим следствием новых представлений о роли НЕКИ в происхождении судорог стало использование препаратов двух групп: ингибиторов триптофанпирролазы печени, уменьшающих синтез конвульсигенных НЕКИ, и активаторов синтеза НЕКИ с антиконвульсивным действием (КИК КСАН, мелатонин, таурин).

Клиническая оценка ингибитора триптофанпирролазы аллопуринола как противоэпилептического препарата проводилась неоднократно (Михайлов И. В., Гусель В. А., 1983; De Marco, Zagnoni, 1986; De Marco, 1991; Tada et al, 1991).

К комментариям в ЖЖ


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Хостинг КОМТЕТ