Donate - Поддержка фонда Ф.Б.Березина

Комментарии — 36. («На приёме и в стационаре. Александр М. М.»)

Два аспекта зацепили: отношения Саши с отцом и его академический отпуск.

В таких случаях академический отпуск почти всегда вреден, а поведение доминантного отца необходимо корректировать, и при соблюдении этих условий, то бишь отсутствия академического отпуска и резкого уменьшения доминантного поведения отца, создавались возможности для получения хорошего результата. Он и был получен. А вопрос о доминантности уже не стоит, потому, что Саша фактически стал главой семьи.

Мне отпуск не дали, правда, ситуация была иной.

в Вашем комментарии ясно только то, что Вам не дали отпуска, о ситуации не написано ничего, для того, чтобы комментарий имел какой-то смысл, нужно подробное описание ситуации.

Я опасался, что это будет невежливо. Возможно, Вам моя ситуация совсем не интересна.

Я разбираюсь в комментариях не из-за личного интереса, а для того, чтобы иметь возможность содержательно ответить, а для этого описание Вашей ситуации мне необходимо.

Спасибо за очередную интересную историю. Простите, а почему Сашу вообще изначально направили в Центр Психического здоровья и, собственно, от чего его лечили? И какой ему поставили диагноз? Мало ли талантливых людей бросают обучение, найдя для себя более интересный предмет. Герой Вашего рассказа — наверняка человек эксцентричный и со странностями, но Вы не упомянули, почему его считали психически больным.

у меня те же самые вопросы :)

На эти вопросы я ответил в связи с комментарием kotovski. Если у Вас появятся дополнительные вопросы, Вы можете послать ещё и независимый запрос.

Спасибо, я читал. И еще грей_хорс (про доминантного отца).

Мне кажется что причиной во многом было именно доминирование отца. Не хотелось бы так давить на детей (специально или неспециально — вопрос другой).
 

Да, я понимал неблагоприятную роль доминантного поведения отца и включил возможность блокировать эту доминантность в комплекс терапевтических мероприятий.

Сашины эксцентричные идеи расценивали как бредовые конструкции. Он попал в стационар (лучший из психиатрических стационаров в Москве) по желанию родителей, которых также смущали эти эксцентрические идеи.
Нозологическим диагнозом я не интересовался. Я имею дело с личностью и с состоянием (синдромом), с ними и работаю.
Центр психического здоровья — это максимальная изоляция, а важно было столкнуть сашины эксцентричные идеи с идеями специалистов в области, которая его заинтересовала, а они отнеслись к нему как к равному.

Спасибо Вам за содержательный комментарий, я надеюсь получать Ваши комментарии и в дальнейшем.

большое спасибо, Феликс Борисович, и за оба последних рассказа!

про колена Израилевы — это относится к моей специализации по истории христианства и иудейского мира эпохи Второго Храма, поэтому, мне кажется, я хорошо представляю себе эту научную среду, израильскую в том числе.

по одной только теме работы можно уже на 99% сказать, что автор болен; это почти то же самое, что в физике — вечный двигатель: такая стандартная тема для болящих. но израильские специалисты посмотрели сам текст работы, и у них должны были отпасть даже малейшие сомнения. а люди там, как правило, добрые, так что постарались ответить по-доброму; вот и получилось психотерапевтично. что интерес к теме исчезал по мере излечения — весьма характерно.

тема представляет для больных особый интерес потому, что она может быть истолкована как незримое присутствие каких-то наделенных особенными свойствами людей, которые то ли находятся среди нашего человечества, то ли населяют какую-то недоступную страну, но когда-нибудь вернутся и будут узнаны. тут можно говорить о ее высокой "параноидной привлекательности" (прошу прощения за такой "термин").

О, и Вам спасибо за разъяснение. А то мне рецензия показалась вполне обычной — они всегда говорят "доработайте методологию и добавьте новых данных" :)

Не смотря на психические нарушения, математик Саша анализировал свои представления очень конкретно. Не знаю, правы ли Вы насчёт вечного двигателя, есть в Израиле журнал, целиком посвящённый рассмотрению судьбы пропавших Израилевых колен. Саше ответили действительно по-доброму, психотерапевтично, но ответили люди, которые сами рассматривают возможные варианты исчезновения Израилевых колен.
Никаких мистических представлений, которые сводились бы к наличию неких особых, наделённых необычными свойствами людей в сашиных бредоподобных фантазиях не было, а по мере возврата в мир своей специальности, где он чувствовал себя уверенно,даже бредоподобное фантазирование достаточно быстро регрессировало.
А параноидной привлекательности в фантазиях Саши за время моего наблюдения я не видел. Именно потому, что поиски параноидной привлекательности Саше свойственны не были, он вышел на хороший не только профессиональный уровень, но и на хороший уровень управления социальным контекстом (в данном случае семейным).

С глубоким уважением,
Ф.Б.Березин

Спасибо Вам огромное!

Мне приятна Ваша благодарность. Очень важно дать пациенту возможность обсудить свои представления со специалистами. Такое обсуждение позволяет ему ощущать себя равным среди равных.

У меня создалось ощущение, что ваш терапевтический подход состоит в том, что вы помогаете пациенту выйти на уровень диссимуляции, путем снижения дозы лекарства до уровня, где проявления болезни еще есть, но самоконтроль уже возможен.

Не думаю. У меня достаточный врачебный опыт и высокая квалификация. Диссимуляцию от исчезновения симптоматики отличить я в состоянии. Что касается дозы лекарств, то существует несколько терапевтических окон и можно обойтись достаточно низкой дозой, если удаётся попасть в нижнее окно.

По поводу ответа из израильского журнала. Выскажу не научное и, возможно, не вполне серъёзное предположение. Как известно, в Израиле существует так называемый "иерусалимский синдром". Это когда некоторые люди, попав впервые в Иерусалим, впадают в состояние острого психоза. Например, объявляют себя мессиями, начинают кликушествовать на улицах города и становятся совершенно невменяемыми. Так, возможно, израильтяне, имеющие по роду работы общение с большим количеством людей, просто знают, что спорить в случае навязчивой идеи, связанной с еврейской историей, нет смысла. Лучше мягко согласиться, а там и само рассосётся :) К слову — комментарий дилетантский…

Я не думаю, что сашина переписка как-либо связана с иерусалимским синдромом. Его корреспонденты просто стремились показать ему, что проблема не так проста, как ему кажется, и что если он хочет работать в этой области, ему придётся исследовать много источников, причём на разных языках (арамейском, иврите, идише…) Саша так это и воспринял. Поскольку он уже погружался в информатику, ему стало ясно, что такую большую работу ему не осилить.

Edited at 2011-07-18 06:43 pm (UTC)

История Александра с застреванием его интересов на идее исследования колен Израилевых чрезвычайно интересна.
Ваше новаторский подход эффективно вывел больного из кризисного пробуксирования.
Я повторяю вновь и вновь один и тот же вопрос.
Могут ли знающие и опытные психиатры также оперативно подбирать ключи к личностным особенностям больных.
Ведь у Вас это проявляется как творческий дар.
Можно выучить теориюю композиций,но не стать композитором, можно знать теорию стихосложения, но не быть поэтом.
Достуен ли Ваш метод для широкого круга врачей?.
Или всё же возникающий эффект- это не столько метод, сколько влияние личности талантливого специалиста.

Я думаю, что доступен, если у врача достаточно высокий уровень квалификации, но таким вещам нельзя обучиться по литературным источникам. Нужно было быть на рабочем месте в нашей лаборатории, чтобы получать информацию из первых рук и потом использовать её под контролем своего учителя.

Если Сашины умозаключения расценивались как бредовые конструкции, то каким боком в терапии звучит АНАФРАНИЛ? Это же антидепрессант, применялись ли антибредовые нейролептики?

Если это возможно, то хотелось бы услышать полный диагноз.

Описанный вами способ подбора дозы называется ТИТРАЦИЯ. И он применяется практически всегда. Ну, должен, по крайней мере. Титровать таким образом можно и галоперидолом и неулептилом и любым АД. При чем эффект наступает удивительно быстро.

Исходя из своих теоретических представлений, я не использую термин титрация. Этот термин предполагает некую сплошную восходящую линию, относительно которой титруется препарат. Я полагаю, что существуют терапевтические окна, в которые нужно попасть. Иногда это можно сделать сразу, без процедуры титрации.
Саша получал комбинированную терапию, в которой анафранил сочетался с пролонгированными нейролептиками. Поскольку пролонги уже были введены, мне оставалось только ждать, пока их действие кончиться. С анафранилом я мог регулировать дозу активно.
Что такое полный диагноз? Вас интересует, какой диагноз был поставлен в Центре психического здоровья? Шизофрения как основной диагноз в период господства школы Снежневского предполагался сам собой. Для уточнений — паранойяльная форма. Крайне отрицательно отношусь к нозологическим диагнозам. Если не руководствоваться ими при выборе терапии, они ни к чему, если руководствоваться, это обычно приводит к большим бедам. Психофармакологическая терапия должна быть ориентирована на мишень-синдром, я об это несколько раз писал, начиная с 1967 года.

сейчас в ЦПЗ тоже стали избегать нозологических диагнозов. по кр. мере, на одном из отделений мне пришлось столкнуться. хотя, конечно, в медкарты они что-то пишут.

ЦПЗ тоже эволюционирует, хотя непростительно медленно. Я боюсь, что проблема сейчас не в учреждениях и даже не в подходах, а во врачах. В силу разных причин исчезло целое поколение учителей и нынешние молодые врачи не имели не только необходимых им сведений, но и личного примера служения своей профессии.

С уважением Ф.Б.Березин

очень жаль!

Мне приятно, что Вы разделяете моё сожаление по поводу невосполнимых потерь, которые понесла наука, в частности, медицинская, и пациенты, которые потеряли блестящих врачей. Могу только повторить: мне тоже очень жаль.

С уважением,
Ф.Б. Березин.

Ну, все ровно титрация и ваш метод суть одно и тоже. В титрации дозировка препарата поднимается до первых проявлений редукции симптоматики.

И я все равно не услышал, были ли у Саши аффективные нарушения, требующие подключения анафранила?

Психиатрия — это область медицины и подчиняться должна она общим принципам. Постановка нозологического диагноза — необходимая процедура, призванная "узаконить" ваше лечение. Есть стандарты и есть необходимые формальности. Но даже подчиняясь общим стандартам можно проявлять искусство и мастерство. Вы правы, мишенью всегда является синдром, но этот синдром должен находится В РАМКАХ чего-либо. И постановка этого самого "чего-либо" и есть нозологический диагноз.

Нет, вы не подумайте, я не придираюсь, просто понять хочу вашу логику и подход к терапии. Это очень важно для меня.

Когда Саша пришёл ко мне, показаний к назначению анафранила не было. Со слов отца ранее депрессивная симптоматика наблюдалась. Моей задачей было не назначить антидепрессант, а медленно и безвредно снять это назначение, что было трудно, потому что доза анафранила была высока.
Если Вы посмотрите эволюцию МКБ (кстати, в оригинале используется слово disorder, т.е. расстройство, а не болезнь), то Вы увидите, как всё ближе даже оставшиеся нозологические диагнозы приближаются к синдромологическим. Синдром — это суть состояния пациента, и он не нуждается во включении в какие-либо рамки.
Хочу ещё раз напомнить высказывание Вайзе относительно одного из наиболее распространённых психиатрических нозологических диагнозов "Диагноз шизофрения — это проходной двор, через который психиатр уходит от действительных проблем".

Edited at 2011-07-22 10:03 pm (UTC)


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Хостинг КОМТЕТ